Музей искусств XX-XXI вв.Музей → Возникновение первого научно-поставленного АВАНГАРДА… под общим названием ГИНХУК.

Возникновение первого научно-поставленного АВАНГАРДА… под общим названием ГИНХУК.

Метод Матюшина «ЗОР-ВЕД. Расширенное смотрение» лег в основу работы сотрудников отдела Органической культуры в Государственном институте Художественной Культуры (ГИНХУК) в Петрограде.

В 1923 году при петроградском Государственном Музее Художественной Культуры были созданы исследовательские отделы по изучению новейших течений в искусстве: отдел общей идеологии (заведующий Павел Филонов, позднее Николай Пунин), формально-теоретический и практический (позже переименованный в живописный, заведующий Казимир Малевич), материальной культуры (до осени 1925 года заведующий Владимир Татлин, затем Николай Суетин), отдел техники живописи, позднее переименованный в экспериментальный, заведующий Павел Мансуров) и отдел Органической культуры (заведующий Михаил Матюшин). В каждом отделе были штатные сотрудники и практиканты. На 1925-26 годы в составе ГИНХУКа было около тридцати человек.

В 1923 году Матюшин приглашает в свой отдел художников, учившихся у него в течении пяти лет в Мастерской «Пространственного реализма» в Академии Художеств: Бориса, Марию, Ксению, Георгия Эндеров и Николая Гринберга. В одном из докладов Матюшин так формулирует задачу, поставленную перед его отделом: «Мною и Малевичем была отмечена особенность исключительно свойственная художникам принимать эмоционально насыщенно все видимое, не разбираясь в своих возможностях усваивания воспринятого. Здесь крылась постоянно одна и та же ошибка неосознанного и неорганизованного. Это привело нас к решению поставленных перед нами задач с различным уклоном. Я в чисто практическую, Малевич в теоретическую стороны. Отсюда явилась возможность более или менее полно выразить наше общее исследовательски-опытное усилие».

Таким образом, задачей отдела Органической культуры было на основе принципов ЗОР-ВЕДа опытным путем, лабораторным исследованием проверить, подтвердить или уточнить, найденные при наблюдении на натуре, особенности поведения и взаимодействия главных средств пластического языка - формы, цвета, а позднее исследование влияния на них звука.

Работа в отделе была поставлена на модную тогда систему научной организации труда (НОТ). Каждый художник отдела вел свою программу. К каждому опыту подключались все сотрудники, а также приходящие практиканты и художники.

Четыре направления: осязание, слух, зрение и мысль «при обязательном скрещении всех знаний в каждой работе», как писал Матюшин, определили работу художников отдела Органической культуры.

Главная особенность изучения цвета, формы, звука заключалась в том, что  их исследование и живое наблюдение велось не изолированно, а с учетом пространственной , в которой оказывались те или иные объекты наблюдения. Это достигалось «расширенным смотрением», которое создавало глубокое понимание взаимосвязей, «слитность сущностей, а не видимостей» - по выражению Бориса Эндера. И далее он писал: «Почувствовать себя на земле, выросшим и вросшим в нее в ее жизнь можно, если смотреть в небо. Человеку нужно глазами видеть небо. Поэтому он обращается к богу в небе. Как бы мне увидеть небо через землю».2 В этой записи Эндера очень точно отражено состояние художника, наблюдающего природу и воспринимающего ее всем своим существом. Работы, написанные в таком состоянии наблюдения, Матюшин и его коллеги из Органического отдела называли «новый перпендикуляр (или «вертикал»), смотрение по горизонтали, по вертикали, из центра, одновременно по двум перпендикулярам и т.д.

Подобное «космическое» состояние-наблюдение выявляло пространство на живописной плоскости не как фон, дальний или ближний, а как цвето-световую форму, которая включала в свой органический объем объекты земного и небесного «пейзажей». Возникали цвето-формовые непрерывные структуры - предметно-беспредметные ландшафты-лики, несущие коммуникативное природное ощущение прежде всего в цвете, в его чистоте, светоносности, сиянии. Это - цветовой «трепет» самой Природы, рассматриваемой как органическая часть Вселенной. «Видимое небо не пустое пространство, а самое живое тело Мира, плотность которого мы не чувствуем, но которое превосходит все. Земля и солнце только светящие точки огромного тела. Земная орбита - не след движения земли, а самое тело земли; тело солнца проходит сквозь тело земли»3 - таково понимание Матюшиным органических объемов, их связей, вхождений и касаний. Это уже не столько феномен «расширенного смотрения», сколько феномен «расширенного сознания».

Постоянные наблюдения на природе, а затем их «проверка» опытным путем в лаборатории отдела Органической культуры, дали возможность сделать выводы о некоторых общих закономерностях изменяемости цвета и формы (при «расширенном смотрении»):

1.  Цвет играет формообразующую роль: теплый цвет «смягчает», округляет острую форму, холодный цвет округлую форму - заостряет.

2.  Изменение цвета и формы в зависимости от расширения угла зрения.

3.  Усиление цветности формы и среды при условии движения этой формы в данной среде.

4.  Изменение цвета во времени, когда огромную роль играет дополнительный цвет, вызывающий в свою очередь второй дополнительный, третий и т.д. (дополнительным Матюшин называет цвет индукции).

5.  Роль движения в повышении энергии цветности.

6.  Возникновение между цветным объектом и средой, в которую он помещен, третьего цвета - сцепляющего. Открытый на натуре и подтвержденный опытами в ГИНХУКе, он разрешает сложные пространственные соотношения цветов, уравновешивает их на живописной плоскости, дает объемную выразительность без употребления светотени, очищает цвета, создавая необыкновенное их СВЕЧЕНИЕ.

Выводы из опытов фиксировались на таблицах, которые экспонировались обычно на отчетных выставках отдела в ГИНХУКе. Это были 1924, 1925, 1926 годы. Специально для показа за границей были выполнены планшеты, которые взял К.Малевич в 1927 году. Они остались в Германии, а позже попали в Стэделик-музеум в Амстердаме. Последние таблицы-выводы были сделаны в 1930 году для большой и последней выставки Матюшина и его бывших учеников в Ленинградском Доме искусств. Тогда же был задуман Матюшиным «Справочник по цвету», изданный в 1932 году. В четырех тетрадях-таблицах Справочника, имеющих каждая почти длину в 1,5 метра и выполненных в ручную гуашью, дан принцип цветовой гармонизации на основе введения открытого Матюшиным и его учениками сцепляющего цвета. Справочник это итог их работы с 1923 года.

Матюшин мечтал об издании второй части Справочника, посвященной исследованию взаимодействия  с цветом и формой на основе их скрещивания, синтеза. Лабораторные опыты со звуком начались в отделе Органической культуры в 1926 году. Работе над звуком предшествовала длительная творческая жизнь Матюшина как музыканта, композитора, художника, педагога, исследователя. Он никогда не разделял этих путей. Создавая свои музыкальные образы, он всегда «широко наблюдал» природу, а в исканиях художника опирался на культуру музыканта.

Исследование звука шло в нескольких направлениях: звук в соединении с окружающей средой, в соединении с разной формой, с движением цветной среды, с движением разных форм, с движением окрашенной среды и окрашенной формы, и с контрастом, возникшим вокруг этой формы.

Эти направления работы над звуком аналогичны работе над цветом. Матюшин сопоставляет семиступенную гамму в звуке с цветом. «...Звучание есть та же волна колебания, что и цвет - писал он в 1926-27 гг. - И слова «малиновый звон», тонкий звук, густой, прозрачный, блестящий, матовый, определяют, ясно показывают, что наш глаз как бы  и наше ухо как бы ».4 Как и в цвете необходимо найти связь основы и среды при помощи закономерно появляющегося «сцепляющего» звука. «Аналогия цвета и звука - моя работа по цвету: основа, среда, сцепление, дает мне указание как действовать в анализе звука» - писал Матюшин в 1933 году.5 В этом году, за год до своей смерти, Матюшин возобновил работу над цвето-звуком, прерванную в связи с закрытием ГИНХУКа в 1926 году. Но и в 1926 году Матюшин, Борис, Ксения и Мария Эндеры сделали много новых наблюдений, связанных со звуком, шумом, с простейшими звуками: стуком, шорохом, свистом, шелестом и пр. Были сделаны модели на связь звука с цветом, шума с цветом, многочисленные таблицы на взаимосвязь шума и света, звука и цвета. Исследовались звуковые тембры, обертоны, изучалась древняя музыка Индии, Китая, Африки, северных народов, островов Полинезии, природных звуков (птиц и пр.) в их связи с цвето-формовым пространством. Каждый из коллег Матюшина играл на каком-нибудь музыкальном инструменте: Мария Эндер на рояле, Борис - на виолончели, Ксения - на альте. В 1928 году Матюшин и Мария Эндер исполнили композицию для четвертей тона на квартире у Г.Римского-Корсакова в присутствии молодого Дмитрия Шостаковича.

С 1-го января 1927 года произошло слияние ГИНХУКа с Государственным институтом истории искусств. ГИНХУК как самостоятельный институт перестал существовать. При слиянии возникла иная структура: Комитет по изучению современного изобразительного искусства с лабораторией по ИЗО искусству (К.Малевич), экспериментальная лаборатория физико-физиологических основ изобразительного искусства (Матюшин - заведующий, Мария Эндер - лаборант). Борис Эндер стал лаборантом Комитета Современной Художественной промышленности, возглавляемым архитектором Александром Никольским. Короткое время Эндер занимается раскраской зданий, и уже в 1927 году переезжает в Москву. Матюшин, Мария Эндер, Ксения Эндер (сверхштатный сотрудник) и девять художников - бывших учеников Матюшина, допущенные к работе, продолжали заниматься проблемами, поставленными в отделе Органической культуры ГИНХУКа: нахождение закономерностей изменяемости цветоформового образа от физических и физиологических причин, использование этих законов при создании плаката, узора, рекламы и пр.

6 февраля 1928 года открылась, как сказано в архивных документах, «выставка работ художника - экспериментатора (Малевича) и Комитета современной художественной промышленности». Это был последний акт действия в традиции ГИНХУКа. Архитектор Никольский в Ленинградском Институте гражданских  инженеров создал Научно-исследовательский кабинет и при нем лабораторию по цвету, во главе которой была Мария Эндер. Здесь же работала бесплатно Вера Шуенинова-Никольская, жена архитектора. Она занималась проблемами цвето-формы и принципами окраски современных зданий. Лаборантом кабинета был художник Василий Воробьев, занимавшийся цветом, фактурой, мебелью и макетированием.

В 1930 году состоялось последнее выступление Матюшина и его школы в Ленинградском Доме Искусств на Невском проспекте. Кроме таблиц (цвет, форма, звук) были представлены многочисленные работы в живописи и графике. В этом же году Матюшин пытается создать при Доме искусств мастерскую с широкой программой синтеза в изучении цвето-формы-звука и осуществление связей с художественной промышленностью (ткань, плакат, оформление клубов - раскраска, обои, фарфор и др.).

Однако обстоятельства резко менялись. В 1932 году были ликвидированы все художественные группировки и создан общий «Союз художников», главным направлением которого становится «социалистический реализм».

 

.

Слушать страницу


История. Жизнь. 2011-2013.

История. Жизнь 2014

Галерея

Облако, в котором вы находитесь – точка входа в иное информационное пространство.

Арт-директор ГЦСИ Леонид Бажанов

Репортаж ТК "Культура"

Музейный дворик. Большой купол.Форма макро и микро мира. А.Кострома. И.Аликина


© 2015 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо