Евгений Ковтун. Текст в буклете к выставке произведений Татьяны Глебовой. 1981 год

Небольшая выставка произведений Татьяны Николаевны Глебовой составлена так, что дает широкое и яркое представление о творческом; пути художницы. Именно «пути», так как выставка зримо рисует развитие живописно-пластических качеств, присущих ее работам, на протяжении нескольких десятилетий. Самый ранний рисунок на выставке помечен 1925 годом, самые последние созданы в 1980 году. Видно, как с годами возрастает мастерство художницы, появляется большая свобода в обращении с цветом и формой, а создаваемые ею образы становятся глубже и духовно содержательней. Первое впечатление от выставки — это ощущение праздника, созданного цветом, который часто рождает звуковые ассоциации. Можно видеть, как эта особая музыкальность цветовых решений Т. Н. Глебовой усиливается в поздних работах.

Среди работ художницы — натюрмортов и пейзажей, композиций философского значения — ведущее место занимает образ человека. Интерес к человеку, стремление вникнуть в сложный духовный мир личности проходит через все творчество Т. Н. Глебовой. Отбрасывая внешнее и временное, она всегда пытается выразить глубинную сущность человека, его духовную «константу».

Летом 1925 года молодая художница пришла к П. Н. Филонову в Академию художеств, чтобы стать его ученицей. Она не знала тогда живописных работ мастера, но ее поразили рисунки Филонова, помещенные в книге его стихов «Пропевень о Проросли Мировой», вышедшей в годы первой мировой войны. Филонов не был профессором Академии, ему временно была предоставлена мастерская для работы с учениками.

Первая встреча с «аналитическим методом» Филонова произвела на Т. Н. Глебову противоречивое и даже отпугивающее впечатление. «Когда я вошла в мастерскую, — вспоминает она, — то была поражена: повсюду на стенах были приколоты большие листы бумаги с начатыми рисунками, на мольбертах стояли начатые холсты, все это были работы учеников, точь-в-точь подражавших работам учителя. Мне это очень не понравилось. Такое обезличивание всех присутствующих (. . .) казалось неприятным. Я боялась потерять свою индивидуальность и это заставляло меня колебаться, оставаться ли? Но потом я решила, — если у меня есть индивидуальность, ее уничтожить нельзя, а если нет — то и жалеть нечего».

Взять за основу пластическую культуру «аналитического метода», но внести в нее собственное духовное содержание, - таков был путь наиболее самостоятельных из учеников Филонова. К ним и принадлежит Т. Н. Глебова, художник яркой творческой индивидуальности.

В 1927 году состоялось первое крупное выступление филоновцев, в котором приняла участие Т. Н. Глебова. Ленинградский Дом Печати устроил выставку работ коллектива «Мастеров аналитического искусства» (МАИ). Т. Н. Глебова написала для этой выставки большой холст, который был разделен надвое. На второй половине работала над самостоятельной композицией А. И. Порет.   Выставка вызвала  бурную полемику в печати, ожесточенную схватку между немногими сторонниками и многочисленными противниками «школы Филонова». После выставки в Доме Печати коллектив МАИ получил однако официально права художественного общества. Работа под непосредственным руководством Филонова произвела на Т. Н. Глебову неизгладимое впечатление. Спустя много лет она вспоминала: «Работа в Доме Печати была для нас Академией. Мы были охвачены энтузиазмом и верой в правильность и единственность нашего пути.

Т. Н. Глебовой довелось работать и в театре. В 1932 году она вместе с художником В. В. Дмитриевым осуществила постановку оперы Вагнера «Мейстерзингеры» в Малом оперном театре, написав эскизы строго по «принципу сделанности». Многие из них можно видеть на этой выставке.

В конце 1920-х — начале 1930-х годов Т. Н. Глебова много работала в Детгизе и журналах «Еж» и «Чиж», иллюстрируя стихи С. Маршака, А. Введенского, Д. Хармса и других детских писателей. В эти годы вышли книжки с ее иллюстрациями: П. Ершов «Конек-горбунок» (1928), Я. Миллер (псевдоним Н. Заболоцкого) «Как мы отбили Юденича» (1930), А. Введенский «Путешествие в Батум» (1931), С. Маршак «Мачты и крылья» (1931). В 1929 году художница была участницей советской графической выставки в Амстердаме. Книги Т. Н. Глебовой и других участников коллектива МАИ составляют неисследованную страницу в деятельности ленинградского Детгиза.

Но наиболее крупной книжной работой Т. Н. Глебовой было ее участие в иллюстрировании «Калевалы» под руководством П. Н. Филонова. Большая часть тиража «Калевалы» предназначалась для Финляндии. Инициатором издания был Майский, тогда посол в Финляндии. Над книгой работал большой коллектив художников, но, пожалуй, лучшее было сделано тремя мастерами — Глебовой, Порет и Цыбасовым. Именно в их рисунках принципы «аналитического искусства» воплотились в наиболее чистом, творчески-действенном виде. «Калевала» (1933) стала одним из ярких созданий советской книжной графики, получившим мировое признание.

Но не работа в театре и над иллюстрацией, а станковая живопись и графика стали главным и наиболее плодотворным руслом в творчестве Т. Н. Глебовой. Уже в ранних акварелях и картинах наметились характерные особенности пластической структуры работ Т. Н. Глебовой: широкий охват пространства, стремление к синтетичности, к соединению в одном образе разновременных и разнопространственных элементов. Так решена акварель 1929 года «Балерина Фока». Внутренний мир человека, его душевные состояния всегда были в центре творчества художницы, создавшей большую галерею портретов людей известных и неизвестных, рисованных с одинаковым вниманием. Впервые показаны на выставке строго-сдержанный портрет А. А. Ахматовой (1934), внутренне-сосредоточенный образ П. Н. Филонова (1960), «Автопортрет с зеркалом» 1934 года. В 1932 году Т. Н. Глебова получила приглашение от Русского музея принять участие в юбилейной выставке «Художники РСФСР за XV лет».

В конце войны у Т. Н. Глебовой произошла важная для ее творчества встреча с В. В. Стерлиговым. Они проработали совместно тридцать лет. Ученик К. С. Малевича. Стерлигов с 1960 года разрабатывал новые структурно-пластические основы образного языка живописи. Кривая как модуль формообразования сменила в его работах «супрематическую прямую», приведя к своеобразным пространственным решениям. Т. Н. Глебова приняла деятельное участие в этих исканиях. Произошло удивительное слияние «аналитического» подхода к работе с иными пластическими принципами, обогатившими цвет, форму и пространственные структуры в произведениях Т. Н. Глебовой.

За последние двадцать лет Т. Н. Глебова создала огромное количество живописных и графических работ, малая часть которых показана на этой выставке. Большая часть работ входит в определенные циклы. Это излюбленная форма выражения художницы, когда один образ или круг пластических идей получает развитие во многих вариациях. Таковы ее циклы «Мадригал», «О луне» и другие.

Т. Н. Глебова прирожденный «цветовик»; внутренняя содержательность ее работ прежде всего в цвете, напряженном и неожиданном, иногда символичном. Художница умеет выразить им, как певица голосом, любые душевные состояния. Цветность ее работ может «звучать» в различных ключах — от лирического до драматического и трагического.

Образы художницы, отталкиваясь от реальной природы, от встреч с людьми, проходят долгий путь внутренней духовной работы, прежде чем вылиться в картину. Наверное поэтому они вызывают впечатление смысловой емкости и духовной наполненности, требующих от зрителя пристального внимания и длительного сопереживания. И это напряженное творчество, не зная спада, совершается ежедневно. Много лет назад известный искусствовед и художник В. В. Воинов записал: «Творчество Т. Н. Глебовой мне дорого тем, что я ищу и ценю в искусстве—синтезом живописных достоинств, оригинальности мысли и чувства, с одной стороны, с глубоким чутьем жизни, правдой и искренностью — с другой. Самостоятельность мысли, неподкупность и, конечно, талант гарантируют долгую жизнь ее произведениям».