Музей Российской ФотографииКоллекцияРусская фотография. XIX век..Д → ДЕНЬЕР Андрей Иванович



ДЕНЬЕР Андрей Иванович (Генрих Денье, Гейнрих, Генрих-Иоганн, A. Denier) (декабрь 1820, Могилёв – 5 марта 1892, Санкт-Петербург).

Генрих (Андрей Деньер) родился в Могилеве в 1820 г. (подданный Швейцарии до 1890 г.).

Санкт-Петербург, Невский пр., 48 (Пассаж) / Невский пр., 23 (адрес в 1864 г. – Невский пр., д. графини Строгоновой, №19; в 1882 г. – Невский пр., против Б. Конюшенной ул.

Родился в семье переселенца из Швейцарии [подданный Швейцарии до 1890 г. (СПРФ, с. 88)]. Начальное образование будущий фотограф получил в могилевской гимназии. Талантливый художник, в 1842 г. приезжает в Петербург и становится вольноприходящим учеником Императорской Академии художеств по классу исторической живописи. Наставником будущего художника был Карл Брюллов.

К-2: вольноприходящий ученик АИХ с 1840 по 1849 г.

На многих фотографических бланках Д. годом основания фирмы значится 1849 г., по другим источникам (по мнению составителя - точным) – 1851 г.

В 1851 г. присвоено звание неклассного художника. В 1860 г. – фотограф их Императорских Величеств.

В 1851 г. в Петербургском пассаже открыл «Дагерротипное заведение художника Деньера». [NB. В ряде книг советского периода указано ошибочно, что Д. открыл своё ателье в 1843 г.]

Журнал ФО-900, №1: «А. И. Деньер открыл ателье в Санкт-Петербурге 1 января 1850 г.». Впрочем, дагеротипией художник занимался мало. Он снимал на стеклянные пластинки, и лишь по установившейся привычке его фотография продолжала называться дагеротипным заведением. В первые годы распространения мокроколлодионного способа на долю Д. выпала трудная задача – добиться признания светописи в кругу самых, казалось, непримиримых противников молодого искусства – своих товарищей и учителей-художников. Особенно резко отзывались о фотографии и не принимали ее профессора Академии художеств. Д. очень недолго работает дагерротипией и вскоре переходит на очень редкий в то время в России процесс витротипии – фотографии на стекле. Некоторые свои фотоработы Д. раскрашивает акварелью. В середине 1850-х гг. он одним из первых в России освоил мокроколлодионный процесс.

В 1854 г. газета «С.-Петербургские ведомости» писала: «Г. Деньер – первый русский художник, посвятивший себя фотографии; это первый опыт соединения двух искусств, и опыт, увенчавшийся самым блистательным успехом… Фотографии его как будто живут и дышат, о сходстве мы не говорим, … сходство в портретах разительное». Деньер пригласил как-то в свою мастерскую Н. И. Уткина, главу русских граверов того времени. Граверы резче других художников отзывались о фотографии – этой незваной сопернице. Портрет, снятый Деньером, понравился Уткину. В ателье побывали другие профессора. Были сфотографированы Бруни и Пименов, Шамшин и Марков. Деньер примирил с фотографией сторонников академической живописи. Академик Ф. А. Бруни, например, впоследствии участвовал в обсуждении фотографических выставок как художественный эксперт. В 1858-1860 гг. главным помощником Д. был М. Б. Тулинов – в дальнейшем известный московский фотограф.

В 1860 г. Д. одним из первых в России экспонировал фотоработы на выставке в Императорской Академии художеств. Участником выставок в Академии художеств он был и в 1861 и в 1865 гг.

На бланках фотографии Д. изображения медалей: Лондонской выставки 1862 г., Берлинской выставки 1865 г. [выставил около шестидесяти работ, в т. ч. 17 большого формата], Всероссийской Мануфактурной выставки 1870 г. в Санкт-Петербурге, серебряная медаль выставки 1871 г. в Лондоне, серебряная медаль выставки 1872 г. в Лондоне, Почётная награда второй категории Политехнической выставки 1872 г. в Москве, Венской выставки 1873 г., Лондонской фотовыставки 1873 г.

Куп-70: Деньер Генрих, 49 лет, фотограф Их Императорских Величеств [с 1864 г., тогда же получил право изображения государственного герба на своих вывеске и работах]. Жительство Каз. ч. 1 уч., в д. графини Строгановой у Полицейского моста. Содержит фотографию в том же доме. Куп-71: Деньер Генрих, 50 лет, фотограф Их Императорских Величеств. Жительство Каз. ч. 1 уч. в д. графини Строгановой у Полицейского моста. Содержит фотографию в том же доме.

В 1873 г. Д. выдана трёхлетняя привилегия «на усовершенствованный способ получения фотографических снимков».

Д. на Невском пр., у Полицейского моста. Фотографическое заведение основано в 1851 г. [неточно]. (Михневич В. Петербург весь на ладони. 1874 г.).

Куп-78 и Куп-79: Деньер Генрих, свободный художник. Помещается Казанской части 1 участка, в доме Строганова №19 по Невскому пр., у Полицейского моста.

В 1855–1865 гг. производил фотосъёмки ближайшего окружения Александра II (Фотография-992, №2, с. 36). В 1859 г. работы Д. как образец настоящего искусства демонстрировались на заседании Парижской академии наук. В 1860 г. его работы демонстрировались на очередной выставке Петербургской Академии художеств (портреты фотографические). Присвоено звание «Фотограф Императорской Академии художеств».

ПВД, сс. 16, 68: поставщик Высочайшего Двора с 1860 г. Визитка, оборот: государственный герб под императорской короной, текст: «Фотограф Их Имп. Величеств художник Г. Деньер, С.-Петербург»; автограф датирован 1864 г. В 1865 г. Д. предпринял издание «Альбома фотографических портретов известных лиц России». Вышло 12 выпусков альбома. В 1864 г. в ноябрьском номере журнала «Фотограф», с. 384, Д. опубликовал объявление о желании приобрести негативы с типами разных народностей России, преимущественно в национальных костюмах, с целью приложения типажей к каждому выпуску издаваемого им альбома фотографических портретов лиц, известных в России.

-оОо-

«Его Сиятельству

Господину Министру Императорского

Двора, Графу Владимиру Феодоровичу

Адлербергу

Фотографа, Их Императорских Ве-

личеств, художника Генриха Деньера

Прошение

Желая, с будущего января 1865 года, издавать «Альбом фотографических портретов», состоящий в году из двенадцати номеров или 144-х портретов, а именно: Особ ИМПЕРАТОРСКОЙ Фамилии, Г.Г. Министров, Членов Государственного Совета, Духовенства, Генералитета, Учёных, Художников, Артистов ИМПЕРАТОРСКИХ Театров, в костюмах и без оных, Купеческое сословие и вообще лица известные в России, как равно и местные костюмы всех Губерний Российской Империи. Ежемесячный номер будет содержать двенадцать портретов, – примерный образец одного номера я имел честь представить на благоусмотрение Вашего Сиятельства, с почтительнейшею просьбою об исходатайствовании мне ВЫСОЧАЙШЕГО разрешения, на право издания помянутого альбома.

С.-Петербург, ноября 11 дня 1864 года.

Фотограф Их ИМПЕРАТОРСКИХ Величеств

Художник Генрих Деньер».

-оОо-

«Московские новости» от 12 января 1865 г., №8, с. 4: «Фотограф Их Императорских Величеств, художник Деньер начинает с сего 1865 г. ежемесячное издание “Альбома фотографических портретов”. В каждом номере которого будут помещаться фотографические портреты особ Императорской фамилии, г.г. министров, членов Государственного совета, чинов Императорского двора, лиц известных по своим государственным и общественным подвигам, духовных, военных, гражданских, учёных, художников, известных артистов Императорских театров и вообще людей замечательных в России по своей общественной деятельности.

“Альбом” будет выходить отдельными выпусками, в конце каждого месяца. Каждый выпуск будет состоять из 12 фотографических карточек обыкновенной величины [визит-портрет; А.П.], наклеенных на отдельных для каждой карточки литографических листах из веленевой бумаги, с приличными украшениями и названием каждого лица.

Перед выпуском каждой тетради будет объявлено в газетах об ее содержании. Всё годовое издание будет состоять из 144 отборных, снятых с натуры, фотографических изображений. Кроме того, если представится возможность, художник Деньер будет бесплатно прилагать к каждому выпуску от одного до двух экземпляров типических портретов различных народностей в национальных костюмах, для чего он постарается войти в сношения с лучшими фотографами, живущими в различных краях России.

Цена годовому изданию: без доставки 15 р., с доставкой на дом и высылкою во все города Российской Империи 17 р. Подписка принимается в С.-Петербурге в фотографии Деньера, что на Невском проспекте, в доме графини Строгановой, против Большой Конюшенной. В Москве – на Кузнецком мосту в магазине Юнкерса. Первый номер “Альбома” выйдет в конце февраля.

При этом художник Деньер не лишним считает довести до сведения публики, что, занимаясь более 15 лет фотографией, он имеет возможность собрать большой запас фотографических портретов известных в России людей, посещающих его фотографию и надеется, что выбор фотографических изображений будет вполне интересен для любознательных людей и доступен для большинства публики по своей дешевизне».

 

-оОо-

Иногда это были павильонные снимки самого Деньера –  например, в мартовской тетради была помещена группа «самоеды» [?]; иногда Деньер использовал кадры других фотографов – снимок «Джигиты на восточном берегу Черного моря», помещенный в январской тетради, создан фотографами Главного штаба Кавказской армии; автор фото балетной артистки Варшавского театра Стефанской – варшавский фотограф Мавриций Фаянс (Maurycy Fajans).

«Фотограф», 1865, март, апрель, май №№5, 6, с. 105: «Фотография на выставке Императорской Академии художеств. Фотограф Их Императорских Величеств г. Деньер выставил 17 больших портретов и около 40 парных». Участник Берлинской фотовыставки 1865 г., удостоен медали.

Экспонент Всероссийской мануфактурной выставки 1870 г. в С.-Петербурге. «Фотограф Их Величеств Деньер выставил чрезвычайно удачные портреты... Г. Деньер работает, им самим составленным, коллодионом, который и выставлен для образца» (из доклада эксперта Левицкого С. Л.). «На втором плане стоят затем – произведения г. Деньера, из которых особенно замечательны три больших портрета» (отзыв Скамони Г. Н.). «Работы г. Деньера, как исполненные в прошедшее время, так и ныне выставленные на Всероссийской мануфактурной выставке, превосходят все прочие по художественному исполнению, вкусу и освещению, несмотря на невыгодное их помещение в зале выставки» (отзыв Иордана Ф. И.). VII отделение Экспертного комитета постановило отнести работы Д. ко второму разряду. Удостоен серебряной медали «за фотографические работы, доказывающие, кроме отличного технического исполнения, артистическое направление и приёмы опытного художника». Экспонировал фотографические портреты, заведение основано в 1851 году.

МорРХФ, с. 82: «Д. ещё в середине шестидесятых годов успешно сфотографировал мост, наведённый во время манёвров через Неву (пример раннего фоторепортажа)».

За участие в устройстве фотографического павильона Политехнической выставки 1872 г. Д. Комитетом выставки вручён Почётный адрес I категории, он удостоен большой золотой медали. На Политехнической выставке 1872 г. в Москве получил «почётную награду второй категории».  (Шипова Т. Н.).

Экспонент I отдела по фотографии и фотографированию Лондонской международной выставки 1873 г. (Отчёт секретаря ИРТО Львова о командировке на выставку). В 1873 г. запатентовал [т. е. получил привилегию] способ фотопечати с двух негативов, что позволяло отказываться от ретуши. В этом же году получил высшую награду на Международной выставке в Вене (Болтянский).

ФЕ-92, с. 279: «22 августа 1873 г. художник Деньер получил привилегию на 3 года на «Усовершенствованный способ получения фотографических снимков». В 1878 г. в павильоне Д. комиссией V отдела ИРТО с участием Д. И. Менделеева испытан объектив И. Болдырева, отличавшийся большой глубиной резкости (СФ-979, №4, с. 42).

СКуп-79, с. 776: купеческое свидетельство 2-й гильдии получил свободный художник, владелец фотографии Генрих Деньер – Казанской части, 1 участка, в д. №19 по Невскому пр., у Полицейского моста. В 1882 г. на XV Всероссийской промышленно-художественной выставке: «фотограф Их Императорских Величеств, заслуженный А. И. Деньер с сыном, выставил несколько своих произведений последнего времени, между прочим, превосходный портрет Скобелева, снятый новым сухим способом».

С начала 1880 гг.  Д. привлекает к работе в ателье своего сына Адольфа.

Ф-ф-82-Срезн., с. 175: «Фотограф Их Императорских Величеств, заслуженный А. И. Деньер с сыном, выставил несколько своих лучших произведений последнего времени, между прочим, превосходный портрет Скобелева, снятый новым сухим способом. Вообще у Деньера выставлено несколько работ на эмульсионном слое собственного приготовления. Один из весьма немногих фотографов А. И. изучил новый процесс, разработал на практике и достиг на эмульсии частью своего, частью чужого приготовления, превосходных результатов. Полезно незнакомому с работами Деньера подольше постоять у этой витрины и вглядеться поглубже, чтобы вникнуть и понять поистине художественную работу».

5 ноября 1882 г. избран непременным членом V отдела ИРТО (Ф-ф-82, №11, с. 266).

Куп-85: Деньер Гейнрих, свободный художник. Помещается Казанской части, 1 участка д. №19 по Невскому пр. ССК, с. 257: владелец фотографии на Невском пр., 23.

-оОо-

ФВ-89, с. 45: Портреты с эффектом Деньера. Один из лучших наших фотографов-портретистов в Петербурге много лет тому назад производил портреты с необыкновенными нежными эффектами. Они представляли нерезкость, которая однако зависела не от неточной установки в фокус. В ту пору господствовали визитные карточки и кабинетные портреты, почему произведение такого рода эффекта, применимого только в более крупных портретах, не обратило на себя всеобщего внимания. Теперь в Brit. Journ. оf  pfot. №1475 напоминают о нем и указывают, как его можно произвести. Так как г. Деньер своего способа не обнародовал, то и нельзя сказать, делает ли он портреты при содействии именно описываемых тут средств.

Предлагали пользоваться для достижения цели двумя одинаковыми тонкими негативами и копировать обоими вместе. Другие высказывали, что можно было бы при мокром коллодионном процессе покрыть иодированным коллодием обе стороны стекла, посеребрить и сделать съёмку, получая таким образом оба негатива сразу. Средство это несколько сложно и цель достижима с одним негативом, причём получаются, может быть, ещё лучшие результаты. Копируют до полуготовности обыкновенным способом при непосредственном соприкосновении, а потом с прокладкою между негативом и копиею листовой желатины или тонкого стекла. Можно поступить и наоборот. Чтобы при обоих приёмах положения негатива и копии были верными, бумагу надобно скроить под точно таким же прямым углом, какой представляет негатив, и после этого влагать их каждый раз в один и тот же угол копировальной рамы. Для прокладки листовая желатина заслуживает предпочтение, как по своей гибкости, так и тонкости. Следует заметить, что применение такого способа смягчения сберегает много ретушовки.

-оОо-

На протяжении практически всей жизни Д. остается подданным Швейцарии и только за два года до смерти получает подданство Российской империи (В 1890 г. Д. принял российское подданство).

ФВ-90, №1, с. 1: «Сколько нам известно, С. Л. Левицкий и Андрей Иванович Деньер из профессиональных фотографов, проживающих доныне в России, самые старые, потому что первый открыл своё портретное заведение в Петербурге 21 октября 1849 г., а последний несколько позднее, 1 января 1850г.». Действительный член V отдела ИРТО с момента его образования (1878 г.).

Участие в экспертизе и опытах V отдела ИРТО (Ф-ф-80, сс. 5, 171, Ф-ф-81, сс. 339, 340).

Левицкий С. Л., «Из воспоминаний старого фотографа»: «А. И. Деньер, первый из академических художников открыл в Пассаже свою первоначальную мастерскую, отличавшуюся от других своим художественным направлением. Сам художник, он умел и окружить себя художниками: у него работали и совершенствовались: Радлов, наш знаменитый Крамской, Соколов, Гринер. Деньер имел большой успех...» (ФЕ-92 с. 179).

Участник С-50-88, экспонировал 8 портретов (Ук. С-50-88). Медаль фотографической выставки ИРТО 1888 г. (ФВ-88, №4, с. 84). 2 декабря 1888 г. избран членом экспертной комиссии фотовыставки ИРТО в 1889 г. (ФВ-89, №2, с. 38). ФВ-89, №7, с. 156: «На нынешней выставке мы опять имели случай любоваться вполне художественными портретами Г. И. Деньера, уже давно пользующегося заслуженною известностью портретиста-художника. Его портреты показывают, чего можно достигнуть в портретной фотографии, владея светописною техникою, обладая вкусом и пользуясь в должной мере ретушью». 9 марта 1890 г. на собрании ИРТО была прочитана статья г-на А. А. Карелина (см. её ФВ-90, №4, сс. 73-76). По поводу этой статьи обратились к г-ну Деньеру, изобретателю способа копирования двумя негативами. Он сообщил, что действительно художественный эффект достижим при употреблении негативов коллодионных, но не желатинных (ФВ-90, №4, с. 88).

ФЛ-90, №12, ст. 21 сообщает, что в №45 «Amateur photograph.» описывается способ «Деньеровского» печатания, заключающийся в печати с негатива в неполную силу, затем между негативом и бумагой прокладывается желатиновая плёнка и продолжается печать до нужной плотности. В результате отпечаток получается мягкий и практически не требует ретуши.

ВП-92: владелец фотографии на Невском пр., д. 23. В марте 1892 г. Д. прекратил свою деятельность. Член Французского фотографического общества.

А. В. Заикин, «Пути к получению пластики и рельефа в фотографии» (ИзвРОЛФ-904, №11, сс. 277-282), с. 279: «... в 1869 году американец Фокс, фотограф в Балтиморе, вызвал удивление художников и ценителей своими снимками необычайной, для того времени, мягкости и рельефа, Его способ, названный впоследствии мягкий, двойной был совершенно своеобразен: он снимал с одного и того же лица последовательно два негатива, проявлял с таким расчётом, чтобы оба негатива давали силу одного, и, складывая их так, чтобы контуры изображения совпадали в своих точках, печатал. Этим способом заинтересовались и стали его совершенствовать венский фотограф Чекели и в Дрездене Клеффель. К сожалению, об этом немногие знают и пионером в изобретении этого двойного способа называют Деньера. Не отрицаю, что Деньер самостоятельно набрёл на этот способ и заявил на него привилегию, но он не был первым его изобретателем. Этот мягкий способ съёмки, когда окончился срок деньеровской привилегии, стал практиковать наш известный фотограф А. О. Карелин, изобретший к тому времени «глубокий фокус».

ФЛ-97, ст. 271: «Касаясь вопроса ретуши светом, мы тут же напомним и другой способ, применённый впервые умершим нашим фотографом Дениером (sic!), который состоит в том, что между негативом и позитивной бумагой прокладывают тонкое стекло (из-под пластинки), печать ведут до тех пор, пока всё лицо не отпечатается расплывчатым, со всеми своими подробностями, тогда стекло вынимают, подводят отпечаток под негатив и кончают печать. Полученные таким способом отпечатки, при навыке получаются в высшей степени мягкими, круглятся и смягчают все неровности лица».

N.B. Это описание процесса А. М. Лавровым сильно отличается от того, как его описывает А. В. Заикин.

Hlav, с. 86: «В 50-х г. начал фотографировать выпускник Академии художеств Андрей Иванович Деньер, который на выставке в 1860 г. прославился так называемым «эффектом Деньера». Это были фотографии в мягкой градации. Фотограф достигал мягкости копированием двух тождественных негативов разных плотностей на один позитив»; с. 94: «Русский дагерротипист и фотограф. Родился в Могилёве в семье швейцарского переселенца. В 1851 г. закончил петроградскую (sic!) Академию художеств, а на год раньше открыл «Дагеротипное заведение художника Деньера».

СЭС, с. 379: «(1820–92), русский мастер фотоискусства. Портреты деятелей русской культуры».

Труды ГИМ, вып. 88, М., 1995, с. 181: «Д. – один из ведущих русских фотографов-портретистов. С 1840 по 1849 г. в качестве вольноприходяшего ученика обучался в Академии художеств, в 1851 г. получил звание неклассного художника. С начала 1850 г. профессионально занимается фотографией, владеет портретным ателье в Петербурге. К работе привлекал лучших мастеров в этом виде творчества: ретушёром – И. Н. Крамского, старшим лаборантом – М. Б. Тулинова, художником – И. П. Раулова [Радлова?]. Ателье Д. было особенно популярно в аристократических кругах и у творческой интеллигенции. Деньер – участник и призёр многих всероссийских и международных выставок: в Берлине (1865), в Лондоне (1862, 1871, 1872), в Москве (1872) и др. Экспонировал свои произведения на выставках в Академии художеств. Большое внимание уделял популяризации русской фотографии, был членом V отдела Императорского русского технического общества, входил в состав жюри выставок, рецензировал экспозиции. C 1860 г. носил звание Придворного фотографа. В 1890 г. поменял швейцарское подданство на русское.».

-оОо-

ФВ-92, №4, сс. 75-77: «Гейнрих Иванович Деньер

(Прочитано П. М. Ольхиным в собрании V отдела Императорского русского технического общества 13 марта 1892 г.)

Недавно (5 марта) нам пришлось проститься навеки с очень выдающимся нашим сочленом, Г. И. Деньером, который был не только одним из самых старых светописцев, непрерывно занимавшихся фотографией, как делом своего призвания, но, может быть, одним из немногих художников, прошедших правильную живописную школу и затем применявшим своё умение и талант в светописи.

Г. И. родился в Могилёве, в декабре 1820 г., куда поселился его отец из Швейцарии. Окончив своё учение в могилёвской гимназии, он покинул родной город и прибыл в нашу столицу, чтобы посвятить себя искусству, к которому чувствовал большую склонность. Время показало, что молодой человек не ошибся в выборе дела, которому он предполагал посвятить себя. Действительно, ученические успехи в Императорской Академии художеств доказали, что Г. И. имел не только природный талант, но также выдержку и усердие, необходимые для изучения всего нужного, чтобы сделаться портретным живописцем.

Естественно, что, сойдя с ученической скамьи, нельзя иметь громкого имени, без которого портретный живописец не бывает обеспечен работою; потому Г. И. пришлось не отказываться и от педагогической деятельности, именно давать уроки рисования в различных частных учебных заведениях.

Всё это совершалось в сороковых годах, в пору младенчества светописи, когда она практиковалась, как хлебное дело, только в виде дагерротипии. Г. И. живо заинтересовался новооткрытым способом закрепить отражение Божьего мира на металлической поверхности. Интерес этот постепенно увеличился у него до такой степени, что он не жалел времени, расходов и трудов, чтобы выучиться дагерротипированию. Усвоив себе это искусство, Г. И. решился применять его, как профессиональный фотограф-портретист.

Такая решимость может быть названа своего рода геройством. Чтобы понять это, прошу молодых светописцев вникнуть в положение фотографии в первые 10 или 15 лет её существования, а старейших припомнить, как относились в ту пору к дагерротипистам, когда Г. И. задумал сделать дагерротипию делом своего призвания и посвятить ему вполне своё время.

Уровень образования и знания пионеров промышленной светописи и первых её последователей был вообще довольно низок. Мы слышали, как характеризовал Сергей Львович Левицкий, живший в Париже в пору начала расположения дагерротипистов, среду, поставлявшую распространителей нового искусства. Он весьма рельефно высказывал, что, вследствие потребности чистить серебряные пластинки для дагерротипирования, в ряды призванных к новому делу привлекались молодые люди, привыкшие чистить металлы, именно поварёнки ресторанов и гостиниц, которым ежедневно приходится восстановлять блеск кастрюль и прочей кухонной утвари. Если тут пожалуй есть шарж, то все таки нельзя отрицать, что большинство дагерротипистов не давало публике повода быть о них высокого мнения, а тем пренебрежительнее к ним относились многочисленные некогда портретные живописцы, чуявшие, что для художественной посредственности вырастает опасный враг. Признавать же какое-нибудь отношение дагерротипии к художеству живописцы считали безусловною невозможностью, а приравнять их к делу – оскорблением.

При таких обстоятельствах Г. И., признанный товарищами и знатоками дела талантливым, многообещающим художником, круто и решительно восстал против господствующего между ними убеждения; он как будто отшатнулся от той среды, к которой принадлежал по своему прошлому, и примкнул к кругу, на который товарищи его презрительно смотрели свысока. Всё это, однако, не заставило Г. И. отступать. Очевидно, он чувствовал, что в заурядных дагерротипах, как бы они ни были технически совершенны, недостаёт того, что составляет прелесть воспроизведения природы в картине, недостаёт отблеска художественной индивидуальности светописца. И вот именно это молодому труженику, проникнутому священным огнём искусства, хотелось по мере сил и возможности запечатлеть и на холодной поверхности серебра.

1 января 1850 Г. И. открыл свою фотографию в Пассаже, который тогда далеко не был в той запустелости как теперь, но посещался петербуржцами очень усердно. Поэтому заказчиков стало ходить к Деньеру немало, тем более, что в изготовляемых им портретах проглядывало то, чего не было у очень многих других его товарищей по делу, именно изящество, которое влагалось в них художественным талантом. Не прошло и трёх лет, как занимаемое помещение оказалось неудовлетворительным для многочисленных посетителей молодого фотографа, и он оттого переселился на Невский проспект у Казанской площади, над рядом фруктовых магазинов, в помещение, где и поныне ещё находится другой фотограф. Тут Г. И. поработал 7 лет и потом постоянно оставался в доме графа Строганова.

Светописное дело межу тем двигалось вперёд, особенно благодаря тому, что многие лица с разнообразным знанием и наблюдательностью посвящали немало времени новому интересному делу. В 1846 г. почти одновремённо Шнейбенхом, Бехтером и Отто был открыт пироксилин. Приготовленный из него спиртоэфирный раствор стали изучать и, стараниями Гюстава ле Гре и Фредерика Скотта Арчера выработался превосходный мокрый коллодионный процесс светописи, до такой степени совершенный, что дагерротипия была передана столь полному забвению, что в какие-нибудь двадцать лет новые фотографы имели о нём уже смутные понятия по одной наслышке, как будто дело шло о каком-то предании.

Введение в светопись коллодионного способа сразу двинуло её далеко вперёд. Он не только дал возможность сократить время съёмки, требовавшееся при дагерротипировании, но избавил фотографов, одарённых чувством изящного, от крайне стеснительных оков, которые налагались на фотографию сущностью самого процесса получения изображений на холодной металлической серебряной поверхности. Разумеется, что Г. И. тотчас воспользовался, насколько возможно, свободою действия, предоставляемою сниманием портретов на мокром коллодии. Глубоко проникнутый талантом художника, он придавал снимаемым портретам то нечто индивидуальное и невыразимое, что легче чувствовать, чем высказать словами. Г. И. сознавал, что имеет перед собою произведения недюжинного профессионального фотографа. Если я говорю, «случалось», то отношу это к своеобразной особенности Г. И. Дело в том, что ведь каждый профессиональный светописец в Петербурге делает уличную выставку своих работ, а оттого всякому жителю столицы представляется случай ознакомиться с ними. Исключение в этом отношении мы видели в нашей столице, кажется только у двух профессиональных светописцев, у С. Л. Левицкого и Г. И. Деньера, пока он лично руководил своею мастерскою. Оттого масса населения столицы не знает их фотографий, и знакомятся с ними сравнительно немногие в своих и чужих семейных альбомах. Коротко сказать, Г. И. отказывался от самого невинного и естественного способа рекламы, но работа столь красноречиво говорила за себя, что он имел огромное число заказчиков из лучших кругов общества и даже высочайшие особы относились к его трудам с полным вниманием. Между прочим, Император Александр II много раз оказывал редкую для частного лица честь посещением мастерской фотографа-художника и снимался у Г. И. повторительно.

Скромную воздержанность от выказывания себя публике Г. И. не доводил однако до неуместной крайности, но там, где следует, знакомил со своими произведениями и результатами стараний двигать искусство вперёд, именно на очень многих выставках, как в нашем отечестве, так и за границею. Где он ни появлялся со своими произведениями, в них всюду признавалась выдающаяся художественность, что выражалось присуждением золотых, серебряных и бронзовых медалей и других отличий, которых у Г. И. было множество. Кроме изящной позировки и умения удачно осветить снимаемого соответственно характеру его личности, на многих выставках знатоки дела поражались своеобразною техникою в работах Г. И., которая так и прозвана эффектом Деньера и довольно долго оставалась головоломною загадкою. Эффект этот заключается в существовании одновремённо и большой резкости всех очертаний и замечательной повсеместной мягкости изображения, что получалось, как известно, двойным печатанием.

Побуждаемый советами некоторых лиц, Г. И. предпринял в середине шестидесятых годов издание альбома фотографических портретов августейших особ и лиц, известных в России. Этот альбом выходил в течение 1865 и 1866 гг. ежемесячными выпусками, содержавшими по 12 портретов модного в ту пору формата визитных карт. Портреты эти были преимущественно во весь рост. Предприятие увенчалось довольно хорошим успехом и давало доход. Г. И. издательское дело было однако не по душе; чувствуя склонность быть только художником светописцем, а не промышленником, он решительно отказался от хлопотливого однообразного фабричного печатания портретов.

Когда около того же времени распространилось изобретение Рабендинга, именно ныне применяемая ретушёвка негативов, Г. И. конечно воспользовался этим важным пособием портретной светописи, но при этом не позволял злоупотреблять им только в угоду заказчикам, а применял его с должным тактом и мерою. Как внимательно относился Г. И. к ретуши, видно из того, что он привлекал к ретушёрству действительно талантливых сотрудников. Таким образом ретушёрством занимались у Г. И. в молодые свои годы лица, занявшие впоследствии почётное место в среде художников, как например, Литовченко, Крамской и П. А. Соколов.

Вообще Г. И., заявляя в жизни скромные требования и с усердием занимаясь своим делом, имел успех, удовлетворявший его материально и доказывавший, что художественный талант его признаётся. Притом он дожил до той поры, когда светопись развилась в искусство, удовлетворяющее даже самым строгим требования художества. Ему оттого под старость нечего было сожалеть о выборе своего призвания жизни, который сначала казался его товарищам непростительным дезертирством, и он даже с гордостью мог считать себя одним из первых пионеров настоящей художественной светописи.

К сожалению жизнь Г. И. в последние 10-15 лет отравлялась расстройством здоровья. Он часто мучился астмою и скончался от разрыва аорты.

Многие оставят себе об усопшем добрую память. Многие служившие в его заведении не забудут справедливого хозяина, строго требовавшего добросовестного исполнения поручаемого им дела, но вместе с тем и доброго человека, относящегося отечески к их нуждам. Долго памятен будет и в нашей среде этот сочлен наш, всегда скромный и непритязательный, не выставлявший напоказ ни своей авторитетной личности, ни действительных своих солидных знаний и с уважением относившийся к мнению других, но одушевлявшийся благородным жаром, когда приходилось отстаивать художественное в светописи. Пусть будет он памятен нам, как один из лучших представителей искусства, пусть будет он памятен для нас, как примерный образец стремления достигнуть высших целей искусства, во имя которого мы тут собираемся».

-оОо-

 

«Спб в светописи», с. 9: «Значительные достижения ранней русской фотографии связаны с именем петербуржца Генриха Иоганна (Андрея Ивановича) Деньера. Окончив в 1849 г. Санкт-Петербургскую Академию художеств ...  Г. И. Деньер открыл на Невском проспекте, в одном из залов Пассажа, ателье под вывеской «Дагеротипное заведение художника Деньера. Там же, с. 10: С Деньером долгие годы сотрудничали А. Д. Литовченко, П. П. Соколов и молодой И. Н. Крамской, прослывший в Петербурге “богом ретуши”».

N.B. После смерти Д. название ателье сохранилось, бланки лит. И. Скамони печатались с текстом на французском языке: «Деньер, С.-Петербург, Невский пр., 19. Основано в 1849 г.»

ВП-97: «Деньер Г.», фотография, владелец Пель Роберт Васильевич».

Спб в светописи, с. 77: в конце 1850-х, начале 1860-х гг. издал альбом «Фотографии членов дома Романовых, свиты и придворных».

ВП-912: «Деньер Г.», фотография на Невском пр., 19.

& Блюмфельд В. Фотохудожник Деньер. // Советское фото, 1989, №8, с. 37-38; ФНП, сс. 46-51.

Попов А. П. Из истории российской фотографии. М. Изд-во Московского университета, 2010.

 

 


© 2015 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо