Музей Российской ФотографииКоллекцияРусская фотография. XIX век..Л → ЛЕВИЦКИЙ Сергей Львович

ЛЕВИЦКИЙ Сергей Львович (наст. фамилия Львов-Львицкий) (5 мая [5 августа – ?] 1819, Москва – 10 июня 1898, Санкт-Петербург, похоронен на Смоленском кладбище). Санкт-Петербург: Невский пр., 28 / Казанская ул., 3, против Собора (открыл 22 октября 1849 г.) / Мойка, 30, кв. 1-2.

Внебрачный сын сенатора Л. А. Яковлева и двоюродный брат А. И. Герцена. В 1839 г. окончил юридический факультет Московского университета. После окончания Университета служил в Министерстве внутренних дел. Отставной коллежский секретарь.

В 1839 г. приобретает у Грекова дагерротипный аппарат. Лавров: «1840. С. Л. Левицкий и Яковлев [?] в Петербурге делают первые опыты съёмки при электрическом свете (с. 11; об этом же пишет Срезневский в ССК, с. 244).

1841 г. С. Л. Левицкий на Большой Морской в Петербурге впервые начинает бромировать и иодировать одновремённо дагерротип [пластинки для дагерротипа]. «Спб в светописи», с. 11: «[Л.] юрист по образованию, он вначале заинтересовался дагеротипией и, приобретя в 1843 г. собственную камеру-обскуру, фотографировал исключительно кавказские ландшафты». Об этом Л. писал: «Представьте себе, с какой энергией и удовольствием принялся я за исполнение дагерротипных работ... Эта работа чрезвычайно интересовала меня, в особенности когда... проявлялись результаты: виды Пятигорска, Кисловодска, Машука и Бештау».

В 1843 г. Л. назначили секретарём правительственной комиссии по изучению минеральных вод в Пятигорске под руководством академика Фрицше Ю. Фрицше имел дагерротипный аппарат, которым Л. отснял несколько видовых снимков.

В 1844 г. Л. уходит в отставку и отправляется в Европу с целью детально изучить премудрости фотографии. Вот что пишет об этом современник фотографа – русский художник, а впоследствии ректор Академии художеств, Федор Иванович Иордан: «Около этого времени (1845 г.) приехала в Рим молодая красивая парочка: С. Л. Левицкий со своей женой Анной Антоновной <….> Трудно было решить, которому из них отдать предпочтение. Красивый, молодой, бойкий Сергей Львович очаровал всех, а возле него кроткая и благородная жена его Анна Антоновна... С первых дней их приезда в Рим я сделался их приятелем и остался таковым до сего дня» (1880 г.). Далее Иордан пишет, что вскоре Левицкий переехал в Париж, который очень полюбил и где «усовершенствовался в фотографии, которою занимался еще в Риме».

1844 г. Л. в Париже70 входит в сношения с Бребисоном, Шевалье, Гумберт де Мошар [правильно – Гумбер де Молар], а с 1845 г. и с Дагером.

«1847. С. Л. Левицкий с г-ном Деметр в Париже производит съёмку дагерротипных портретов при электрическом свете с экспозицией в 15 минут».

«... небольшой дагерротип, снятый с Глинки в начале 1840 гг. фотографом Левицким и в 1885 г. принесённый в дар Императорской публичной библиотеке В. П. Энгельгардтом, ближайшим приятелем Глинки» («Нива», 1903, №13).

А. Герцен, «Былое и думы», (БВЛ) т. 1, сс. 297, 366, 477, 863, 882; т. 2, с. 265: 1844 г. – встреча в Вене с Фохтлендером-отцом, приобретение новых объективов; 1844 г. – съёмка на дагерротип в Риме портретной группы из 16 человек; в примечаниях двоякое написание фамилии – Львов-Львицкий и Львов-Левицкий.

МорИВ: «Ещё любительски занимаясь дагерротипией, во время пребывания в Италии в 1845 [1844?] г. сделал удачный групповой снимок молодой Сергей Левицкий – будущий знаменитый русский фотограф-портретист. Он сфотографировал группу русских художников с писателем Н. В. Гоголем».

В 1845 г. в Сорбонне прослушал курс химии Ж. Дюма, консультировался с оптиком Ш. Шевалье, познакомился с Ж. Л. М. Дагерром. Столп.: «22 октября 1849 г. по Невскому проспекту в доме Имзена (теперь здесь, на углу Екатерининского канала, воздвигнут громадный дом Зингера) открылось новое дагерротипное заведение под фирмою “Светопись Левицкого”». Открытие С. Л. Левицким фотографии было целым событием. До сих пор дагерротипные заведения открывались или приезжими иностранцами, или неудачниками художниками-портретистами. И вдруг, фотографию открывает лицо образованное, воспитанник Московского университета, дворянин, бывший чиновник…

Вот как описывает фотографию С. Л. Левицкого Н. И. Греч в своей «Северной пчеле»: “В прошедший четверг, погулявши с В. Ф. Тимом по Невскому проспекту на Вербной выставке, которую он снимал для своего «Художественного листка», завернули мы к доброму приятелю моему, С. Л. Левицкому. Я познакомился с ним в Париже, посещая вместе с ним лекции знаменитого химика Дюма, следил за его занятиями и опытами в дагерротипном искусстве, которым он тогда упражнялся единственно из любви к художеству, не думая, что когда-нибудь судьба заставит его сделать из этого искусства исключительное занятие своей жизни… Он встретил нас со всегдашним своим радушием … предложил снять с меня портрет. Меня усадили, как должно, и велели устремить глаза в стёклышко. Через несколько секунд Сергей Львович сказал «довольно» и задвинул ширмочку. Не прошло и четверти часа, как вынесли из лаборатории мой портрет, совершенно готовый, под стеклом, в рамкке с футляром. И какой портрет!”. Далее Греч указывал, что с него пытались писать портреты лучшие художники того времени, но тщетно, – портреты выходили непохожими, а на дагерротипе Левицкого он, Греч, был точно живой. К этому Греч добавлял, что «дагерротипные произведения С. Л. Левицкого удостоились на Парижской выставке 1849 г. первой награды».

В 1849 г. открывается «Дагерротипное заведение Сергея Левицкого в Петербурге против Казанского собора, д. Имзена, вход с Невского проспекта в 3 этаже налево» [текст на фирменной этикетке, сохранившейся на одном из дагерротипов собрания ГИМ; ныне на этом месте находится «Дом книги», бывший дом компании «Зингер»] (Труды ГИМ, №89, 1997, с. 157).

N.B. Бланки с таким текстом использовались Кучаевым М. Н. в 1861 г., когда он арендовал ателье Л.

Вернувшись в 1850 г. в Санкт-Петербург, Л. открыл «Дагеротипное заведение “Светопись” на Казанской улице в доме №3, напротив собора» (Спб в светописи, с. 11. Ср. с предыдущим абзацем).

«На Международной выставке в Париже в 1851 г. Л. завоевал золотую медаль за дагерротипы 24?30 и 30?40 см, первую медаль, учреждённую на Международной выставке за фотографию» (Hlavac, сс. 85-86, 111).

Л. в 1853 г. – снимает на дагерротип Полину Виардо-Гарсия (РФ-100).

Значение появления С. Л. Левицкого на фотографическом поприще в Петербурге оценивалось следующим образом: «В последнее 25-летие текущего столетия дагерротипное искусство достигло в Европе замечательного совершенства, но у нас оно не могло выдерживать сравнения, особенно с Парижем, пока не появился оттуда в Петербург наш соотечественник, Сергей Львович Левицкий, питомец Московского университета. Воспитанием своим он готовился к гражданской службе, в которой и был, впрочем, недолго. Химические опыты возбудили в нём желание посвятить себя дагерротипному искусству и он последовал своему призванию.

Ещё в Париже он имел свою мастерскую и считался в числе первых художников и, наконец, с запасом знаний, опыта, усовершенствованных аппаратов основался в Петербурге. Появление его здесь было замечательно: он доставил публике возможность иметь замечательные портреты за умеренную цену и самое искусство подвинул вперёд. Дагерротипия находилась в какой-то инерции, делали портреты прежних малых размеров, бледные, с неясными очертаниями. Произведения Левицкого возбудили соревнование, которое распространило усовершенствование…». Этот отзыв относится к 1854 году, а в 1858 году о С. Л. Левицком писалось следующее: «Первый завёл у нас хорошую фотографию С. Л. Левицкий, удерживающий своё заведение на первой степени и до того заваленный заказами и работами, что принуждён был снять вывеску по старому французскому правилу: “a;?? bon vin point d’enseigne!” Фотография его процветает попрежнему на Невском проспекте дом Имзена, и совершенствуется беспрерывно. Особенно он изумил любителей и знатоков снятием видов при короновании Их Императорских Величеств: в движущих картинах он успел схватить момент и утвердить на бумаге. Лет за 300 сожгли бы его, как чародея и чернокнижника!».

В 1855 г. появился первый снимок, имеющий большую зоотехническую ценность. Он сделан Л. и изображает орловского рысака Лебедя. Снимок дан в качестве приложения к октябрьскому номеру «Журнала коннозаводства и охоты» и сопровождается монографией о Лебеде, написанной Н. Граевским: «Приложенный при этой книжке литографический рисунок сделан с портрета, снятого с Лебедя фотографическим способом с натуры, и это, сколько известно, есть первый опыт, произведенный заведением светописи г. Левицкого. Желательно, чтобы это распространилось более и тем доставило бы возможность гг. заводчикам иметь верные рисунки своих лошадей для помещения в журнал». С легкой руки С. Л. Левицкого фотографирование лошадей начинает распространяться и получает официальное признание.

В марте 1856 г. Л. сделал групповое фото писателей Л. Н. Толстого, И. А. Гончарова, А. В. Дружинина, А. Н. Островского, Д. В. Григоровича, Тургенева И. С. Снимок был опубликован в «Русском художественном листке В. Ф. Тимма и воспроизведён в 1880 г. в журнале «Русская старина». В том же, 1856 г. Л. выполнил второй дагерротипный портрет М. И. Глинки, получивший после кончины Глинки огромное распространение в виде фотографий (на бумаге), литографий, гравюр (см. «Ниву» за 1903 г., №13).

В 1858 г. Наполеон III пригласил Л. занять место придворного фотографа, но последний отказался [? факт требует подтверждения]. Затем, в 1859 г. Л. переносит свою деятельность в Париж, где остаётся до 1865 г., заслужив звание единственного во Франции фотографа французского императора и императрицы. Пробыв во Франции пять лет, он вторично и уже навсегда приехал в Петербург, поселившись сначала на углу Мойки и Волынского переулка, а затем устроил своё ателье в особом павильоне на Казанской площади».

Спб в светописи, с. 14: В 1859 г. Л. снова едет в Париж, желая познакомиться с новейшими европейскими достижениями в области фотографии. На этот раз он открыл там мастерскую и оказался завален работой. Как сообщали газеты: «В этом заведении приготовляются ежедневно до 1500 карточек». Через восемь лет, по возвращении в Петербург в 1867 г. [по другим источникам – в 1865 г.], он открыл большое ателье на Мойке в доме №30, где уже работал вместе с сыном – Львом Сергеевичем. В 1882 г. они первыми стали снимать при электрическом свете.

Визитка, лицевая сторона: «Светопись Левицкого», автограф на чистом обороте: “P?tersbourg 12 Mai 1862”. Работая на Мойке74, 30, Л. торговал портретами Высочайших особ и других, известных лиц.

Л. считают первым, применившим в 1864 г. съёмку фотографируемого в двух позах на один негатив, так называемый «двойной портрет». В 1864 г. принят в члены Парижского фотографического общества.

«Фотограф», 15 мая 1864, №5, с. 93: письмо г. Мигурского о получении С. Л. Левицким (в Париже) звания фотографа Их Величеств Императора и Императрицы французов. Там же, с. 104: «Г. Левицкий, приглашенный в Фонтенебло, пробыл там 4 дня и снял 34 негатива с Императора Наполеона III, Императрицы Евгении и маленького принца. Спрос на императорские карточки доходит до 500 в день. Императрица заказала их 1800 штук. На днях в редакции получена будет полная коллекция этих портретов».

«Фотограф», февраль 1865, №3-4, с. 58: «С. Л. Левицкий в Петербурге – вот новость, недавно наделавшая много шума в здешнем фотографическом мире. Г. Левицкий действительно приехал, окончательно оставив Париж, где заслужил такую огромную известность, приобрёл здесь дом (между Полицейским и Певческим мостами, по Набережной Мойки, на углу Волынского переулка) и устраивает здесь великолепный павильон с особым отделением для увеличения портретов; отведено также место для снимания желающих на лошадях, в экипаже и пр.».

-оОо-

На гербовой бумаге достоинством 1 руб. серебром:

«Господину С.Петербургскому

Публичному Нотариусу Колмакову

Фотографа Их Император-

ских Величеств, Коллежского

Секретаря Сергея Львова Левиц-

кого,

Объявление

Желая укрепить за собою, на законном основании, право собственности на снятые мною с натуры и изданные с ВЫСОЧАЙШЕГО разрешения фотографические карточки /портреты/ Особы ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, и [а?] именно: на три карточки, изображающие: первую – грудной портрет ГОСУДАРЯ, с открытой головой и в конногвардейском сюртуке, без эполет, с георгиевским крестом в петлице; вторую, коленный портрет, в таком же сюртуке, с тем же орденом и со скрещёнными на груди руками ИМПЕРАТОРА, и третью, во весь рост, с фуражкою на голове и в пальто конногвардейской же формы, с лежащею у ног собакою, я представляю ВАМ эти три карточки в подлиннике и прошу ВАС, записав это объявление моё в книгу, выдать мне из неё выписку, а на подлинных карточках означить, что оне были мною ВАМ заявлены. С.Петербург июня 6 дня 1867 года. Жительство имею Казанской части 1-го кв., по Мойке д. №30-й.

Коллежский секретарь Сергей Львов Левицкий».

-оОо-

Спб в светописи, с. 13: «Летом 1867 года в петербургском журнале «Библиотека для чтения» и в «Московских ведомостях» сообщалось о примечательном событии – издании С. Л. Левицким «Коллекции портретов русских литераторов». Продавалась коллекция как в комплекте, так и в свободном наборе… Все портреты выполнены во входившем тогда в моду «кабинетном» размере – 16?10 см – и окрашены в тон сепия». ВП-67/68: владелец фотографии на Мойке, д. 30, кв. 1-2.

В мае 1867 г. Л. снял «8 дюжин карточек Его Императорского Величества в различных позах». Часто в мастерской фотографа они «расцвечивались» акварельными красками и вставлялись в рамы (Семакова, «Мир музея», 1995, №3 (143), с. 15 со ссылкой на ЦГИА, ф. 468, оп. 1, ед. хр. 2987, л. 1; об уплате фотографу Левицкому за разные фотографические портреты для Его Величества).

[?] Д. 335. Об уплате фотографу Левицкому за фотографии Августейшего Семейства, пожалованные сводно-гвардейскому батальону, 44 руб.

Эксперт по VII разделу экспертного комитета Всероссийской мануфактурной выставки 1870 года ; экспонент 7-го отделения Мануфактурной выставки (предметы по части учебной и художественной, в применении к промышленности см. «Всемирная иллюстация», №71, 1870, с. 350).

В начале 1870-го [-ых?] в Петербурге организовался кружок фотографов-любителей, в который вошёл С. Л. Левицкий [?]. Куп-70: Левицкий Сергей Львович, 51 г., отставной коллежский секретарь. Жительство Казанской части, 1 участка в собственном доме по Волынскому пер. Содержит фотографию в том же доме. Куп-71: Левицкий Сергей Львович, 52 г., отставной коллежский секретарь. Жительство Казанской части, 1 участка в собственном доме под №30 по набережной реки Мойки. Содержит фотографию в том же доме.

Визитка с текстом: «Левицкий, на Мойке, С.-Петербург», датированная 1871 г. (сюжет – Император Николай I с матерью).

Эспонент I отдела по фотографии и фотографированию на Лондонской международной выставке в 1873 г. (Отчёт о командировке секретаря ИРТО Львова Ф. Н. на выставку).

Л., по Мойке, 30 (придворный фотограф) [Михневич В. Петербург весь на ладони. 1874].

Визитка, тиснение на лицевой стороне: «Левицкий, на Мойке в Спб», автограф датирован 1875 г.

-оОо-

Письмо Л. в Политехнический музей [кому?] с пометой «21 сентября №124»:

«С. Петербург, сентября 20-го 1876 г.

Милостливый Государь

Г. Деньер сообщил мне письмо Ваше от 13 сентября, в котором Вы от лица Комитета, Высочайше утверждённого, для устройства в Москве Музея прикладных знаний, просите его выслать совремённый фотографический портрет Его Императорского Величества.

Так как с 1866-го года Государь Император исключительно снимался в России у меня одного, то Г. Деньер и передал мне исполнение Вашего заказа.

Посылаю Вам последний портрет Его Величества, снятый в декабре 1875 года в мундире Лейб-Казачьего полка – это положительно лучший из всех больших портретов, – но в последнее время, я имел счастье снимать Его Величество в Прусском и Австрийском мундирах в кабинетную величину. Одна из поз Австрийских по сходству головы есть бесспорно лучший и самый совремённый портрет, а потому я считаю долгом безвозмездно присоединить один оттиск этого сеанса. Художнику, которому поручено будет портрет масляными красками будет очень легко скопировать мундир с большого посылаемого портрета, а голову с кабинетного – так поступают теперь все художники, занимающиеся портретами Его Величества.

Считаю обязанностью предупредить художника что волосы у Государя последнее время заметно поседели, так что на большом портрете они темнее, чем теперь в натуре, в причёске же надобно держаться большого портрета, потому что он снят зимою, – а на кабинетном снятом летом, – волосы по летнему военному положению, пострижены. Мундир или красный или голубой с серебром – но можно сделать и тёмно-зелёный с золотом, – тогда он будет Стрелковый Императорской фамилии, – только надобно будет уничтожить перевязь для лядунки.

Следующие мне тридцать рублей за портрет (упаковку и отправку) покорнейше прошу выслать по почте, адресуя в С. Петербург: в Императорское придворное фотографическое заведение Левицкого, Мойка, №30-й.

С истинным почтением имею честь быть покорнейшим слугою

Сергей Левицкий» [Сохранена орфография и пунктуация автора.]

-оОо-

ПВД, с. 22: поставщик Высочайшего Двора с 1877 г. [неточно, фактически Л. в 1867 г. уже имел это звание – см. его письмо нотариусу Колмакову от 6 июня 1867 г.]. В 1878 г. обзор фотографического отдела на Парижской всемирной выставке Л. поместил в журнале «Фотограф».

Куп-78 и Куп-79: Левицкий Сергей Львович, отставной коллежский секретарь. Помещается: Казанской части, 1 участка в доме Жуковской на углу Невского пр. и Екатерининского кан.

СКуп-79, с. 776: купеческое свидетельство 2-й гильдии получил отставной коллежский секретарь, фотограф Сергей Львович Левицкий – Казанской части, 1 участка, в д. Жуковской, на углу Невского пр. и Екатерининского канала.

КБС, с. 77 [из письма Л. Менделееву, 1879 г.]: «Милостливый государь, Дмитрий Иванович! Несмотря на полную готовность и самое искреннее желание исполнить трудную задачу, я пришёл к убеждению, что мы затеяли дело почти невыполнимое, по крайней мере, настолько, чтобы удовлетворить требованиям качества. При освещении свечами Яблочкова с расстояния восьми аршин короткофокусный объектив едва освещает пол-пластинки. Нужно держать от 75 до 120 секунд и сильное напряжение искр, но и при этом отчётливо выходит только центр».

7 декабря 1879 г. на заседании V отдела ИРТО представил 20 кабинетных портретов, снятых в его ателье при электрическом освещении. Потом они были представлены на Венской электротехнической выставке. (СФ-989, №2, с. 3: «Электродуговое освещение Левицкий впервые применил в 1879 году»). Кабинетка: «Дагерротипное заведение Сергея Левицкого в Санкт-Петербурге против Казанского Собора, дом Имзена, вход с Невского проспекта».

Ф-ф-80, сс. 63, 72 – статья Л. о ретуши.

Из воспоминаний Левицкой А. В.: «Сергей Львович, ваш дед, был приглашён снимать Государя [императора Александра II, убитого 1 марта 1881 г.] и видел обезображенное тело до бальзамирования – на фотографии не видно было следов ранений» (РА-IX, с. 275). [?] «Фотографии с лежащего в гробу ... государя... висели затем годами» [фото убитого Императора Александра II сделал Л.]

Ф-ф-81, с. 44 – статья Л. о печатании с жёстких негативов. Н. И. Крамской писал в «Художественном журнале» (сентябрь 1881): «... Мы можем рекомендовать публике прекрасные как раскрашенные, так и в особенности нераскрашенные фотогравюры, сделанные с превосходных фотографических снимков С. Л. Левицкого ... Фотогравюра эта как по сходству, так и по изяществу работы вполне может быть названа художественным произведением».

5 ноября 1882 г. избран непременным членом V отдела ИРТО (Ф-ф-82, №11, с. 226). Ф-ф-82, №3, сс. 65-66 – статья «Применение электрического света к портретной фотографии». Главный эксперт от Совета мануфактур и торговли, Императорского Русского Технического общества и его Московского отделения на выставке 1882 г. в Москве (Ф-ф-82, №7, с. 173).

Фот-82, №10, сс. 241-246 – доклад Л. на VII отделении Съезда членов ИРТО.

1883 г. – в Царском селе фотографировал Императора Александра III (Ирошников М. и др. «Николай II, последний российский Император», Спб, 1992, «Духовное просвещение»). 1884 г. – фото П. И. Чайковского с друзьями (Альбом ПИЧ).

НЗ, с. 124: «Левицкий – славный петербургский фотограф, не имеющий соперников... по крайней мере, по цене своих портретов и по их содержанию. Нет фотографа дороже г. Левицкого и нет фотографа, который имел бы счастье как он, снять столько в своём ателье государственных фигур, олимпийских ликов, внушительных взоров, генеральских эполет, звёзд, лент, шитых мундиров и дипломатических фраков. Сняв портреты нескольких поколений сановников, представителей большого света и разных знаменитостей, г. Левицкий, естественно, сам почувствовал себя, в некотором роде, и знаменитостью, и аристократом».

9 октября 1887 г. на заседании V отдела ИРТО председатель Отдела С. Л. Левицкий указал на давнишнее желание фотографов иметь удобное средство для снимания портретов при искусственном свете и напомнил, что он с полною удачею в светописном отношении три года занимался сниманием портретов при электрическом освещении, но затем отказался от него, потому что применение такого источника света обходилось слишком дорого, чтобы употребляться как пособие в промышленном фотографическом заведении. Далее С. Л. указывает, что для освещения применяет магниевые смеси [Мите и Гедике] (ФВ-87, №2, сс. 31-32).

Благодарность В. И. Срезневского за советы при подготовке 2-го изд. ССК (перед оглавлением). 30 октября 1887 г. на заседании V отдела ИРТО избран непременным членом V отдела (ФВ-87, №3, с. 56). Вёл заседание V отдела ИРТО в качестве председателя Отдела в декабре 1887 г. (ФВ-88, №1, с. 10). Председатель V отдела ИРТО, член Экспертной комиссии на Петербургской фотовыставке в феврале 1888 г. (РФЖ-98, с. 95).

ФВ-88, №1, сс. 1-3 – статья Л. «Практическая важность фотографирования при вспышке магния». ФВ-88, №12, с. 280 (заседание V отдела ИРТО 8 ноября 1888 г.): «С. Л. Левицкий заметил, что наши мастера выполняют фотографические приборы превосходно. Так, например, в его фотографии постоянно употребляется камера здешнего изделия более двадцати лет и в ней снято в течении этого времени более 40000 портретов, в том числе значительное количество на мокром коллодии…».

20 января 1889 г. на собрании V отдела ИРТО Л. поделился результатами своих поисков повышения скорости копирования и предложил желающим продолжать поиски в этом направлении (ФВ-89, №2, сс. 41-42).

Член экспертной комиссии фотовыставки ИРТО в 1889 г., участник, вне конкурса, этой выставки коллекцией превосходных портретов, снятых при электрическом свете (ФВ-89, №6, сс. 121 и 124).

ФВ-89, №7, с. 155: «Специально портретов на выставке было сравнительно мало. Прежде всего зрителя при входе в зал фотографий поражал большой поясной портрет Государя Императора [Александра III], С. Л. Левицкого».

13 октября 1889 г. Л. на собрании фотографического отдела ИРТО отказался от председательства и был переизбран (ФВ-89, №11, с. 257). 4 ноября 1889 г. Л. сообщил на заседании ИРТО: «вопрос о применении электрического освещения к портретной съёмке решён окончательно в утвердительном смысле». ССК, с. 258: Л. и сын – владельцы фотографии.

В 1890 г. Л 76,77 испрашивает Высочайшего разрешения на строительство нового фотографического заведения с особым «Императорским подъездом» по адресу Казанская площадь, д. 3 (ЦГИА, ф. 759, оп. 23, д. 1225, л. 37).

ФВ-90, №1 – С. Л. Левицкий открыл своё заведение в Санкт-Петербурге 21 октября 1849 года (только эта дата правильная). Там же, сс. 1-3 – очерк «Сергей Львович Левицкий»; к журналу прилагался фототипический портрет Л., работы Е. Гофферса.

ФВ-90, №1, с. 1: «Сколько нам известно, С. Л. Левицкий и Андрей Иванович Деньер из профессиональных фотографов, проживающих доныне в России, самые старые, потому что первый открыл своё портретное заведение в Петербурге 21 октября 1849 г., а последний несколько позднее, 1 января 1850 г.».

Летом 1890 г. провёл испытания проявителя кристаллос, присланный ему изобретателем. Находя его не совсем удобным для своих целей, Л. не стал продолжать испытания (ФЛ-91, ст. 29).

В 1891 г. фирма «Левицкий и сын» делала репродукции фотографий особ императорской фамилии (ГАРФ [бывш. ЦГАОР], фонд 660 «К. Р.»).

Журнал «Русская старина», 1891, №9, сс. 544-545: «Потеряв значительную часть своего состояния во время февральской революции 1848 г., Сергей Львович прибегнул к помощи фотографии, которая дала ему средства к существованию и упрочила за ним славу одного из лучших фотографов не только в России, но и в целой Европе». (Из воспоминаний художника Ф. И. Иордана).

1 марта 1891 г. избран членом экспертной комиссии III фотовыставки V отдела ИРТО (ФЛ-91, ст. 124). Участник, вне конкурса, III фотовыставки V отдела РТО (ФЛ-91, ст. 221). ВП-92: владелец фотографии на Невском пр., д. 28-21. ФЕ-92, с. 289: фирма «Левицкий и сын» участвовала в фотовыставке V отдела ИРТО в марте-мае 1891 г. вне конкурса. Ей объявлена особая благодарность, в особенности за замечательные снимки сценических групп при электрическом освещении. Л. был членом жюри этой выставки. ФЕ-98, с. 268: «На одной из первых фотографических выставок в С.-Петербурге экспонировались прекрасные снимки фотографа С. Л. Левицкого, изображавшие целые сцены из игранной в театре Императорского Эрмитажа пьесы А. Толстого «Царь Борис» и полученные при электрическом освещении». По его фото опубликованы портреты в «Ниве», 1892, № 23, с. 517, №36, с. 797.

9 октября 1892 г. на собрании V отдела ИРТО избран вице-председателем отдела на 1892-93 гг. (ФВ-92, с. 255). 20 ноября 1892 г. на собрании V отдела ИРТО Л. сделал сообщение об особенностях работ в ателье «Левицкий и сын» (ФВ-92, с. 276). СПВ/СР-94: Левицкий Сергей, коллежский секретарь, и сын его Лев Левицкий, Казанской части по Невскому пр., д. №28. Автор железного проявителя для бромистых бумаг («Памятный листок фотографа на 1893 год», с. 71).

ГА РФ: Д. 1580. 1895 г. «Фотографу Левицкому [выплачено] 75 руб. за портрет Императрицы Марии Федоровны». «В Отчёте о приходе и расходах собственных сумм императора Николая II за 1896 г. указано, что фотографу Левицкому оплачен счёт за изготовление 283 фотографий царской семьи (ГА РФ, ф. 601, оп. 1, д. 1713, л. 57)» [Барк., с. 20]. Там же: «Парадные портреты цесаревича Николая, императора Николая II и императрицы Александры Фёдоровны работы С. Л. Левицкого многократно тиражировались и публиковались во всех официальных печатных изданиях в России и за рубежом». В том же году Л. фотографирует императорскую чету78,79 с дочерью Ольгой.

.ГА РФ: Д. 1656. «Об оплате фотографу Левицкому за акварельный портрет Государя Императора, пожалованный Его Высочеством I-й гвардейской Конно-артиллерийской бригаде. Д. 1968. «Об оплате Левицкому 148 руб. за 54 фотографии группы членов Министерства Императорского Двора».

РФЖ-98, с. 15: «… известный во всём мире знаток и деятель по фотографии, современник Дагерра, С. Л. Левицкий производил с 1840 г. свои опыты над дагерротипией и ввёл бромирование в дагерротипный способ». Там же: «… а в 1850 г. открыл свою фотографию С. Л. Левицкий, успевший уже приобрести известность своими фотографическими работами в Париже». Некролог в «Русском календаре Суворина на 1899, с. 278: «Левицкий, Сергей Львович, род. в 1819 г. в Москве, умер в июне 1898 г. в Петербурге; известный фотограф Их Императорских Величеств и бывший фотограф императора Наполеона III, С. Л. основал в Петербурге образцовое фотографическое заведение».

Лавров: Л. скончался 10 июня 1898 г. в Петербурге.

-оОо-

ФО-98, №8, сс. 316-317: Некролог. Сергей Львович Левицкий. (умер 10 июня 1898 г.)

Фотограф Их Императорских Величеств, Сергей Львович Левицкий, родился в Москве на Арбате 5 августа 1819 г. В 1839 г. он окончил образование в Московском Университете по юридическому факультету кандидатом и поступил на службу в Министерство внутренних дел, к графу Перовскому. Его товарищами по выпуску были К. Д. Кавелин, Попов, сенатор Шумахер, граф Делянов и другие, впоследствии выдвинувшиеся государственные деятели, с которыми он продолжал быть в дружеских отношениях до последнего года жизни.

Дагерротипией он стал заниматься с 1840 г., во время службы, и тогда уже он им страстно увлекался и интересовался его успехами. После командировки на Кавказ, с комиссией по устройству минеральных вод в Пятигорске и окрестностях, Сергей Львович по возвращении в С.-Петербург вышел в отставку в 1844 г. и уехал за границу: в Вену, Триест, Флоренцию, Рим, Неаполь, Париж, Лондон и др. Всегда любя фотографию и вообще искусство, он старался знакомиться и сближаться с лучшими научными силами того времени; он учился у знаменитого Дюма, был хорошо знаком с Фохтлендером, жившим тогда в Вене, с Дальмейером-отцом в Лондоне и с многими выдающимися фотографами.

Окончательно Сергей Львович поселился в Париже, где, продолжая с ещё большим увлечением заниматься фотографией (тогда ещё дагерротипией), слушал курс химии в Сорбонне и был в постоянных, почти дружеских сношениях с светилами фотографии Дагерром, Тальботом, Ниепсом и другими; между прочим в это время ему удалось снять лучший портрет Дагерра (где он изображён опираясь на ручку стула, сидя). После революции 1849 г. Сергей Львович вернулся в Россию и в С.-Петербурге, у Казанского моста, на Невском проспекте, основал своё заведение светописи (21 октября 1849 г.).

На Первой всемирной выставке в Париже 1851 г. Сергей Львович удостоился получить, за выставленные им дагерротипы большого размера и группы в художественной обстановке (тогда удивившие многих), первую золотую медаль, когда-либо выданную за фотографию.

С самого начала своей деятельности, пользуясь доверием Высочайших Особ, он снял в Зимнем дворце, дагерротипный портрет Императора Николая I, по которому был произведён литографией, известный и лучший портрет Государя. Впоследствии снимал Императора Александра II и давал уроки фотографии Великим Князьям, крайне ею интересовавшимися.

Но Париж манил его к себе, и в 1859 г. он уехал туда вторично и приобрёл всемирную известность, а после того, как снял группу – императора Наполеона III с семейством, был удостоен в 1863 г. звания фотографа Его Величества (единственный пример во Франции), что, разумеется, составляет для русского фотографа выдающуюся честь. В 1865 г. он был приглашён в Ниццу снимать Государыню Императрицу Марию Александровну, которая в милостливых словах: “Nous manquos d’artistes, revenez en Russie”, приглашала его вернуться в Россию. Этого было достаточно, чтобы Сергей Львович, несмотря на своё исключительное и выдающееся положение в Париже, в тот же год вернулся в Россию, где до последнего времени пользовался доверием Императора Александра II, Императора Александра III и ныне здравствующего Императора Николая II. По оригиналам, снятым Сергеем Львовичем, как лучшим по сходству, были писаны художниками портреты Императоров, его оригиналами пользовались скульпторы для памятников и бюстов, по ним было исполнено множество всевозможных изданий портретов четырёх русских Императоров. Одно это уже есть заслуга, честь, которой ни один фотограф в мире не имеет за собою.

В продолжение пятидесятилетней деятельности Сергея Львовича в области светописи, он многое сделал для поднятия любимого дела на высокую и почётную степень искусства. В 1847 г., ещё любителем, устроил по своим рисункам первую камеру с мехами; до того камеры состояли из двух вдвигающихся друг в друга ящиков. Ретушь негатива впервые была им изобретена и применена в 1860 г.; при своих пробах и стараниях найти пригодный карандаш, он убедил фирму Фабера специально заняться изготовлением карандашей, подходящих для фотографической ретуши, что продолжается и до сего времени. Впоследствии негативная ретушь стала положительно обязательной при портретной художественной фотографии.

Изготовление и применение первых декоративных фонов и аксессуаров (papier mache) было также исполнено по мысли Сергея Львовича, пригласившего из Нюренберга в Париж в 1861 г. тогда начинавшего молодого художника декоратора Императорских театров Бочарова, который по рисункам, советам и требованиям Сергея Львовича исполнил четыре первых фотографических, декоративных фона, стоивших по пятисот франков за каждый. Все эти усовершенствования в области художественной фотографии, исполненные по инициативе Сергея Львовича, стали всеобщим достоянием, почти обязательным при каждой мастерской. Странно сказать, что громадному большинству работающих фотографов неизвестно, кому именно они обязаны первой удобной камерой, ретушью негативов, первым декоративным фоном и разными аксессуарами до головодержателя и металлического статива. Много поработав для развития и поднятия любимого искусства, Сергей Львович скончался после тяжкой и продолжительной болезни, 10 июня 1898 г., на 79 году жизни.

Награждённый многими иностранными и русскими орденами, до Св. Владимира 4-й степени включительно, медалями, Высочайшими подарками, он избирался экспертом по светописи на всех русских выставках и, по приглашению Министерства финансов, на трёх всемирных выставках. Всегда признавая, что лучшим способом распространения портретов Их Величеств в народе является фотография, Сергей Львович, несмотря на наносимый ему ущерб, никогда не преследовал фотографов-контрафакторов, хотя имел на все им снятые портреты Государей и Государынь исключительное право художественной собственности.

Все, кто был лично знаком с Сергеем Львовичем (а начало нашего знакомства с ним относится к 1865 г., когда он только что прибыл вторично в С.-Петербург), могут засвидетельствовать, какой это был блестящий и ясный ум, соединённый с живым и весёлым характером. Как собеседник он был неоценим – его завидная память хранила множество интереснейших фактов из жизни выдающихся личностей разных стран во всех отраслях человеческой деятельности; как знаток дела, он был незаменим и всегда был готов поделиться своим знанием и дать добрый, искренний совет как любителю, так и профессионалу.

Память покойного почтили очень многие особы высшего общества, как своим присутствием, так и присланными семейству его выражениями сочувствия, но положительно ни один из фотографов-профессионалов не счёл своим долгом ни лично, ни письменно выразить своё сочувствие столь поработавшему и выдающемуся деятелю, патриарху фотографов, как его называли в последние годы.

А. Р.

-оОо-

(NB. Вероятно, автор некролога А. Ф. Рейне).

30 октября 1899 г. РФО поздравило фотографическую фирму «Левицкий и сын» по поводу 50-летнего юбилея фирмы.

ФН-908, №11, с. 184: «Изобретение мехов в фотографических аппаратах принадлежит известному русскому фотографу Сергею Львовичу Левицкому, основателю фотографического ателье в С.-Петербурге, существующего до сих пор в руках его наследников; Левицкий около 1848 г. как-то осматривал в Париже совместно со знаменитыми своими современниками – Дагерром и Ньепсом, камеры прежнего устройства, и при этом у него блеснула мысль применить к камере обыкновенную русскую гармошку, которая немедленно-же и была им выписана из России; отняв лишние части с этого музыкального инструмента, Левицкий приделал концами гармониковую плойку к передней и задней частям камеры и таким образом получился у него первый мех».

Болт.: начал работать в Спб в 40-х годах XIX века. Родился в 1819 г. в Москве. Двоюродный брат А. И Герцена. В 1843 г. назначен членом правительственной комиссии по изучению минеральных вод в Пятигорске и его окрестностях. На Кавказе делает ряд дагеротипных снимков, за что французский оптик Шевалье получает медаль, т. к. Л. купил у него объективы, а камеру у Шеделя в Спб.

В 1844 г. бросает службу и всецело отдаётся фотографии.

В 1850 г. Л. вернулся из Парижа в Санкт-Петербург и 22 октября 1850 г. открывает собственную художественную портретную дагерротипную фотографию у Казанского собора. В 1851 г. получает золотую медаль на Парижской Международной фотовыставке. В 1858 г. бросил Петербургскую фотографию и переехал в Париж, где также открыл фотографию. В 1867 г. вернулся в Спб и вновь открывает фотографию у Казанского собора, работает с сыном Львом. В 1847 г. сконструировал первую фотокамеру с мехом; инициатор декоративных фонов при портретной съёмке; [Л. не инициатор рисованных фонов, т. к. на дагерротипном портрете Фокса Тальбота (работы Антуана Клоде) уже есть рисованный ландшафт-задник] первый применил в своём павильоне электрический (дуговой) свет для съёмки; впервые начал применять ретушь негативов. Был экспертом на всех совремённых ему русских выставках и на трёх всемирных (на всемирных избирался председателем жюри). Один из учредителей V (фотографического) отдела Русского технического общества в Спб.

СФ-981, №4, с. 37: одна из камер Ж. Н. Ньепса была с мехом от аккордеона (1826-1833 гг.). Чей приоритет?

СФ-988, №2, с. 36: Фрицше привёз на Кавказ аппарат и доверил его Л. В 1849 г. Шевалье попросил Л. сделать его объективами дагерротипы на пластинках максимального размера. Эти снимки он представил на Парижскую промышленную выставку. Французский оптик и русский фотограф за эти работы получили первую в мире медаль по разделу фотографии. В том же 1849 г. Л. вернулся на родину. На Невском проспекте в Спб он открыл собственную студию «Светопись».

-оОо-

Журнал «Наше наследие», 1989, №V, с. 130: «Галерея русских писателей Сергея Левицкого»:

В марте 1857 г. популярный журнал «Библиотека для чтения» сообщил о примечательном событии – создании серии портретов русских писателей, заслуживающей «величайшей похвалы как по сходству лиц, так и по совершенству исполнения». Их автором был известнейший тогда фотограф-портретист Сергей Львович Левицкий. Рубрику ведёт Николай Рахманов.

Популярное ателье «Светопись Левицкого» находилось в самом центре Петербурга на Невском проспекте. Там собирались обсудить новости и поспорить не только его друзья, но и сами заказчики, бывшие часто просто хорошими знакомыми. Левицкий располагал к общению – человек вполне светский, свой в литературной среде, долго живший в Париже, он обладал большим запасом впечатлений и даром рассказчика: вспоминал о встречах с русскими художниками в Риме, своём двоюродном брате Александре Ивановиче Герцене, французской революции 1848 года… Но в первую очередь посетителей, конечно, привлекало высокое качество, вкус и изящество выполняемых им фотографий. «Светопись Левицкого» пользовалась прекрасной репутацией и за пределами Петербурга – многие приезжавшие в столицу заказывали там портреты. Стиль работ Левицкого был узнаваем сразу – он одним из первых русских фотографов обратился к жанру психологического портрета, отказался от привычных рисованных фонов, идеализирующей ретуши, ненужных аксессуаров, позам изображаемых придавал естественность и живость. Сделанные в его ателье снимки выделялись и оформительским декором: это всегда был овал размером 14?11 сантиметров, наклеенный на паспарту и окружённый несколькими тёмными ободками. Переход России к технике фотопечати на бумаге позволил неограниченно копировать удачные снимки, и, значит, издавать целые серии тиражированных портретов. Для Левицкого это открытие принципиально меняло дело. Среди его посетителей и заказчиков было много известных людей: артистов, художников, писателей, и постепенно собралась большая коллекция их фотопортретов. Он не мог не понимать их значения для истории и не задумываться об их широкой публикации. Решающей стала весна 1856 г., и вот почему… Вступил на российский престол Александр II. Началась эпоха крупных государственных реформ, была прекращена всех возмущавшая изнурительная Крымская кампания. В Петербург съехались известные русские литераторы, давно не видевшие друг друга – Григорович, Толстой, Майков, Тургенев, Дружинин, чуть позже – Островский. А 14 февраля у Некрасова был обед, на котором они обсуждали план «составления журнальной кампании, исключительного сотрудничества в «Современнике». На следующий день «… по моему предложению, – как писал к дочери Толстой, – все литераторы сделали фотографическую группу: Тургенев, Григорович, Дружинин, Гончаров, Островский и я». По инициативе Левицкого съёмка состоялась в его студии. Он сделал их групповой портрет и портреты каждого в отдельности. В марте фотографии уже были готовы. Фотографиями обменялись, оставили на них свои автографы. Появление этих фотографий подитожило собрание Левицкого и позволило осуществить давний план издания «Коллекция портретов лиц артистического круга» для русских, да и зарубежных ценителей литературы, тем более что окончание Крымской войны и заключение Парижского мирного договора возобновили прерванные коммерческие связи с зарубежными коллегами фотографа. Для ставшей потом такой популярной серии Сергей Левицкий отобрал лучшие портреты прошлых лет – Полонского, Писемского, Майкова, Анненкова. Завершали её фотографии участников той февральской съёмки 1856 г. (интересная деталь: почти забытый сегодня романист Потехин снят в ополченческой форме, которую ещё не успел сменить на гражданский костюм, а на авторе «Севастопольских рассказов» – военный мундир участника Крымской войны). Вскоре серия пополнилась фотографиями поэтов и писателей Фета, Соллогуба, Панаева, Тютчева и Некрасова, критика Боткина. Несомненная удача – портрет Фёдора Ивановича Тютчева. Он служил тогда старшим цензором при особой канцелярии Министерства иностранных дел и после долгого перерыва вновь стал печататься. Владимир Соллогуб вспоминал: «Много мне случалось на моём веку разговаривать и слушать знаменитых рассказчиков, но ни один из них не производил на меня такого впечатления, как Тютчев. […] Он был едва ли не самым светским человеком в России, но светским в полном значении этого слова. Между тем его наружность очень не соответствовала его вкусам; он был дурён собою, небрежно одет, неуклюж и рассеян; но всё, всё исчезало, когда он начинал говорить, рассказывать». И надо признать, что на всех портретах Тютчева (их было несколько) Левицкий всегда подмечал эту особенность и противоречивость образа поэта. Не менее интересен и портрет Петра Андреевича Вяземского – «раскаявшегося сатирика», как назвал его когда-то Герцен. Сам себя он сравнивал с «термометром, который не даёт ни холода, ни тепла, но живее и скорее всего чувствует перемены в атмосфере…»; таков Вяземский на портрете: постаревший, желчный, словно всё время мёрзнущий, даже в помещениях не снимающий тёплое пальто. Из всех портретов Тургенева Левицкий выбрал тот, что был сделан во время приезда писателя в Петербург в 1855 г. для участия в торжествах по поводу выхода в свет первого тома сочинений Пушкина. Иван Сергеевич только вернулся из имения (он одет на снимке по деревенской моде). Уже созданы «Записки охотника», а через несколько месяцев появился знаменитый «Рудин». Выпуск появился в середине 1857 г., об этом сразу же объявили «Московские ведомости». Тираж был небольшим, купить можно было всю серию или отдельные портреты. Появились и репродукции в столичных журналах. «Коллекция портретов русских литераторов» пользовалась большим успехом. Отмечался патриотизм фотографа: «Да здравствует художник, знакомящий Францию и Европу с блестящими звёздами совремённой русской литературы!» – восклицал в одном из своих писем известный историк и журналист Семевский. Выпуск разошёлся мгновенно, и с тех пор серия практически не публиковалась, став редкостью, не встречающейся даже в музейных коллекциях (известны разве что единичные или разрозненные экземпляры). Отдельные портреты использовались и как иллюстрации в книгах о русских литераторах. О существовании когда-то полной коллекции портретов попросту забыли, хотя однажды она экспонировалась на выставке памяти Белинского в 1898 г. В приложении к каталогу выставки среди 119 снимков были опубликованы семнадцать портретов русских писателей серии Левицкого, владелицей которых была Мария Фёдоровна Корш, сестра известных журналистов, хорошо знавшая Сергея Львовича ещё с тех пор, когда он был простым служащим в канцелярии Министерства внутренних дел. И вот, спустя много лет они были обнаружены в альбоме Марии Фёдоровны, хранящемся в Государственном Историческом музее среди других альбомов семьи Корш. Сейчас почти невозможно сказать, каким образом попала эта коллекция в альбом. Важно другое – факт их личного знакомства и, значит, хорошее знание дел мастера говорит в пользу предположения о том, что «Коллекция портретов русских литераторов», выпущенная в 1857 г., выглядела скорее всего именно так: все фотографии выполнены в сдержанной коричневой гамме, композиции очень просты – изображённые сидят анфас или три четверти, изображение погрудное [N.B. На самом деле – поясное]. Лица переданы светлыми полутонами, но тон одежды темнее, с чётко проработанными складками. Овальная форма, нейтральный фон, отсутствие аксессуаров (лишь на некоторых снимках чуть виден край спинки стула или стола, тяжёлый занавес) фиксируют наше внимание именно на лицах и объединяют единым ритмом всю серию. Фотограф-реалист, сумевший преодолеть «механическую копиистику», С. Л. Левицкий оставил нам портреты, имеющие несомненные художественные достоинства. Это вообще один из первых опытов объединения снимков единым тематическим замыслом, а отчётливость изображения, артистизм, прекрасное освещение на долгие годы определили критерии в этом жанре. Серия портретов русских литераторов, без преувеличения, одна из вершин искусства фотопортрета середины прошлого века, не только расширившая иконографию крупнейших писателей, но и ставшая заметной лептой Сергея Львовича Левицкого в историю отечественной, да и мировой фотографии.

Н. Семакова,

Научный сотрудник ГИМа

N.B. Статья иллюстрирована фотографиями: И.С. Тургенева, А. В. Дружинина, П. А. Вяземского, Ф. И. Тютчева, В. П. Боткина, Д. В. Григоровича, А. А. Потехина, И. А. Гончарова, П. В. Анненкова, Н. А. Некрасова, И. И. Панаева, А. Н. Струговщикова, А. Н. Майкова, В. А. Соллогуба, А. Н. Островского, А. Ф. Писемского, Л. Н. Толстого.

-оОо-

Каталог «Крымская война»: Окончил в 1893 [sic!, должно быть – 1839] году юридический факультет Московского университета. В 1839-1844 г. работал чиновником в канцелярии МИД в Петербурге. В 1843 г. выполнил первые любительские дагерротипные снимки, путешествуя в составе «Комиссии по обследованию Кавказских минеральных вод». В 1844-1849 гг. живёт в Европе, в Париже совершенствуется в теории дагерротипного искусства. В конце 1849 г. возвращается в Петербург и открывает дагерротипное ателье «Светопись Левицкого». Фотографии пользовались огромной популярностью у представителей аристократии, литераторов, артистов и музыкантов. В 1859-1865 гг. работал в Париже в собственном фотосалоне. Ателье Левицкого просуществовало до 1914 г., с 1898 г. под руководством сына Льва. Левицкий имел звания: «Фотограф Их Императорских Величеств Императора и Императрицы французов» (1864) и «Фотограф Их Императорских Величеств» (1867).

-оОо-

Труды ГИМ, вып 88, М., 1995, с. 186: «Л. – один из самых известных русских фотографов-портретистов. В 1839 г. окончил юридический факультет Московского университета, служил чиновником в канцелярии Министерства внутренних дел в Петербурге. В 1840-е гг. занялся дагеротипией, сначала как любитель, затем, после теоретических и практических опытов в Западной Европе, профессионально. В 1849 г. открыл в Петербурге ателье портретной дагеротипии; в 1850 г. переходит к созданию фотографий в технике мокроколлодионного процесса. В 1859 г. уезжает в Париж, где покупает фотосалон. Первое время после отъезда петербургское ателье «Светопись Левицкого» продолжало работать, оставаясь его собственностью. Многие портреты 1860 г. ... изготавливали другие мастера – сотрудники ателье «Светопись Левицкого». За годы работы в Париже Л. снискал популярность у французов, получил звание «Фотограф Их Величеств Императора и Императрицы французов». В 1865 г. возвращается в Петербург, где сначала работает самостоятельно, затем с сыном Л. С. Левицким. Ателье пользовалось огромным успехом у представителей русской аристократии, литераторов, артистов, музыкантов. Левицкий был участником многих международных и всероссийских конкурсов, выставок, являлся организатором, председателем и почётным членом V отдела ИРТО. Много сделал как изобретатель в области фототехники. Автор статей по вопросам фотографии. Мемуарист. После смерти Л. его фирма под руководством сына просуществовала до 1914 г.» [точно – ликвидировалась в 1913 г.].

-оОо-

«Внебрачный сын екатерининского вельможи, сенатора Л. А. Яковлева. Окончил юридический факультет Московского университета. Первые любительские дагеротипные снимки выполнил в 1843 г. во время пребывания на Кавказе в составе правительственной Комиссии по изучению состояния минеральных вод. В 1844 г. вышел в отставку и уехал в Европу. В Риме осенью 1845 г. он принял участие в создании дагеротипного портрета Н. В. Гоголя и композиции, на которой писатель запечатлён в окружении русских художников. В ноябре 1849 г. открыл в Петербурге на Невском проспекте в д. Имзена «Дагеротипное заведение Сергея Левицкого». К середине 1850-х г. ателье получило новое название «Светопись Левицкого» и выполняло заказы в технике тальботипии. По воспоминаниям М. Б. Тулинова, в этот период оно снискало славу одного из самых модных в столице. С конца 1859 г. до лета 1865 г. Левицкий работал во Франции, сначала во главе парижского филиала фотографической фирмы американца У. Томсона, а с 1861 г. – в собственном ателье на ул. Шуазель, 22 [22, Rue de Choisel]. За фотопортреты Наполеона III и членов его семьи, снятые в Фонтенбло, в 1864 г. он был удостоен звания «Фотографа Французского императорского двора», а также принят в члены Французского фотографического общества. Во время работы в Париже, фотографическое заведение Л. под вывеской «Светопись Левицкого» было передано в аренду [арендатором был учитель физики Кучаев]. После возвращения в Петербург открыл ателье на Мойке между Полицейским и Певческим мостами на углу Волынского переулка в д. №30. В 1877 г. получил звание «Фотографа Их Императорских Величеств» и перевёл мастерскую под новым названием «Левицкий и сын» на Невский пр. в д. №28. В 1890 г. приступил к строительству специального «Фотографического дома» по Казанской ул. напротив Казанского собора, которое начало функционировать с конца 1894 г. С весны 1895 г. до 1916 г. фирму возглавлял его старший сын Лев. [В 1913 г. Лев Левицкий ликвидировал фирму; как он её, несуществующую, возглавлял ещё три года? Сост.]. Левицкий внёс значительный вклад в разработку фотографического процесса: сконструировал камеру с раздвижными мехами (1847 г.), чугунные штативы, ввёл ретушь по негативу, рисованные комнатные и видовые фоны (1860 г.), передвижной пол в павильоне (1867 г.). Он проводил опыты съёмок при вольтовой дуге (1857 г.), а с конца 1870-х г. перевёл своё ателье на работу при электрическом свете [Только в 1889 г. Л. объявил, что применение электрического освещения в ателье стало приемлемым, т. к. стало экономически выгодным. Сост.]. Автор записок «Из воспоминаний старого фотографа» и «Из времён дагеротипии», многочисленных критических статей.» (У истоков фотоискусства, каталог ГИМ. М.: «Арт-Родник», 1999).

-оОо-

NB. Из воспоминаний Анны Васильевны Левицкой (1863 – после 1943): «Сергей Львович, наш дед, был приглашён снимать Государя и видел обезображенное тело до бальзамирвания – на фотографии не видно было следов ранений» (после покушения на Императора Александра II 1 марта 1891 г.).

ФНП, сс. 63-66: В 1859 году Л. открыл свою фирму в Париже, где получил звание «Фотограф Императора Наполеона III».

Из воспоминаний старого фотографа (1841-1850). / Фотографический ежегодник на 1892 год, сс. 175-189; Как я сделался фотографом / Фотограф-любитель, 1896, ст. 209-212).

& «Photographische Korrespondenz», 1913, #628, p. 33, 36; Морозов С. А. Русская художественная фотография. М.: «Искусство», 1955, сс. 10-13, 34-38, 40; его же, Творческая фотография. М.: «Планета», 1989, сс. 12, 15-16, 23, 44-45; Блюмфельд В. Сергей Левицкий / Советское фото, 1988, №2, сс. 36-38 [есть неточности!]; Никитин В. А. Рассказы о фотографах и фотографиях. Л.: Лениздат, 1991, сс. 19-33; Головня И. А. С чего начиналась фотография. М.: «Знание», 1991, сс. 160-168 (пересказ Болтянского и Морозова); Аветян Н. Ю. Сергей Левицкий. Новые материалы к биографии фотографа / Труды Государственного Эрмитажа XL «Культура и искусство России». Спб.: Изд-во Государственного Эрмитажа, 2008, сс. 280-301; Аветян Н. Ю. Сергей Львович Левицкий и проблемы изучения русской фотографии XIX века (автореферат диссертации). Спб., 2012; Попов А. П. Из истории российской фотографии. М. Изд-во Московского университета, 2010.

 


© 2015 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо