Музей Российской ФотографииКоллекцияРусская фотография XX-XXI векЛ → Лаврентьев Александр

­­

A_Lavrentiev2001

Александр Николаевич Лаврентьев

Родился в 1954 году в Москве. Окончил Московское высшее художественно-промышленное училище (б. Строгановское) в 1976 году, работал во Всесоюзном НИИ технической эстетики, писал статьи, книги по истории дизайна, искусства книги и фотографии. Сотрудничал с издательствами «Советский писатель», «Сфера», «ГРантЪ», «АрхитекіураС».3анимается экспериментальной фотографией. Член Московского союза художников, Союза Фотохудожников России, Союза дизайнеров России. С 1994 года преподает в Московском государственном художественно-промышленном университете им. С. Г. Строганова, с 1999 года - в Московском государственном университете печати, доктор искусствоведения.

«Первые коллажи начал клеить, еще учась в школе. Иллюстрировал для себя С. Лема. Потом начались «взрослые» оформительские работы вместе с родителями. Я любил собирать свои варианты фотомонтажных иллюстраций из обрезков.

В моих первых пробах объемного фотомонтажа в середине 70-х годов из вырезанных и поставленных на столе фотографий людей, домов, неба и земли было что-то от настольного кукольного театра. Но зритель-то у этой постановки всегда был один — объектив фотоаппарата. Снятые с разных точек, при разном освещении фотопостановки становились книжной иллюстрацией.

Работа в книге часто сопряжена с необходимостью иметь множество запасенных впрок, когда-то и неизвестно с какой целью сделанных поэтических, условных, экспериментальных фотографий. Имея такой багаж, легко им распоряжаться и подбирать созвучные тексту изображения.

Фотографии не снимают — они «случаются». И второй раз увидеть то же самое оказывается совершенно невозможно. Потому что видишь не природу, город или людей, а видишь отражение своего настроения. Изменился ты — и изменилось все вокруг. Снимать можно лишь то, что ты ощущаешь в данный момент как только что происшедшее. Однажды, когда я снимал на даче какие-то вроде бы хаотические нагромождения мусора, вещей, в кадр попала моя рука, которой я пытался поправить расположение предметов, чтобы улучшить композицию. Потом я решил совместить свою руку и сюжет в кадре уже умышленно. Снимки дали неожиданный эффект. Крупное изображение переднего плана, например руки, совмещалось с изображением на заднем плане. Глубина резкости широкоугольного объектива была достаточной для того, чтобы передать все детали этого довольно протяженного пространства. Поначалу все это походило тоже на игру, или простейший опыт по изучению иллюзий зрения. Но постепенно шаг за шагом стали проявляться и законы этой игры. Начался увлекательный поиск кадров, выхваченных из повседневной жизни, непременным атрибутом которых стала появляющаяся то тут, то там рука фотографа.

Рука в кадре захватывает предметы, крадет их из жизни, у природы, также точно, как это делает и сам объектив. У каждой ситуации свои возможности игры. Корректировать картинку может только сам фотограф — поскольку он видит все это через объектив. Рука в кадре выдает его физическое присутствие, как бы доказывая, что он действительно был на этом месте, смотрел и именно с этой точки пытался сбить зрителя с толку относительно реальных масштабов вещей. Фотография становится объектом проектирования. Серия позволила мне вдруг осознать, что мы живем в очень густом, насыщенном пространстве. Взгляд постоянно как бы пробирается через планы, кулисы, от того, что расположено буквально перед Вашими глазами — к более удаленным предметам. Серия фотографий «Касания» лишь подчеркивает оптически это наложение, эту одно­временность существования вещей, факт одновременности их восприятия, их сосуществование в нашей памяти и воображении».

Александр Лаврентьев

Мир Книги. Каталог выставки. М.: 2005 с. 27-31

 


© 2017 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо