Музей Российской ФотографииКоллекцияРусская фотография XX-XXI векС → Становов Александр

????3

Александр Иванович Становов

Фотокорреспондент 5-й армии 3-го Белорусского фронта

Одним из тех, кто освещал Дальневосточную кампанию в годы Великой Отечественной войны, был Александр Иванович Становов. Весь боевой путь армии по сопкам Маньчжурии был запечатлён на плёнку Александром Ивановичем.

Стареньким ФЭДом он снимал своих товарищей и боевые эпизоды. Слова из песни: «С Лейкой и блокнотом, а то и с пулемётом…» – относятся и к автору снимков.

«Об известности не мне судить…»

«Об известности не мне судить…» — скромно говорит бывшая отчаянная партизанка Зинаида Рыдлевская

В музее Великой Отечественной войны в Минске есть фотография: убеленный сединой старик с окладистой бородой в партизанской папахе с красным околышем, а рядом с ним две дочери — худощавые, с винтовками через плечо…

В столичной школе № 191 не только хорошо знают, кто изображен на пожелтевшем от времени снимке, но и встречаются с дочерью старика-партизана. Зовут ее Зинаида Никифоровна Рыдлевская. Она заслуженная учительница БССР.

В школе мне показали «Учительскую газету» за 9 мая 1980 года, раскрывающую тайну появления исторического снимка. В ней — статья бывшего военного фотокорреспондента Александра Становова:

«В Белоруссии в 1944 году мы освободили село Черея Чашницкого района. Около полуразрушенной хаты я увидел и сфотографировал двух девушек и старика с красным околышем на папахе. Дед то и дело снимал ее и махал солдатам, а они кричали, улыбаясь:

— Как воевал, дедусь?

Мы ненадолго задержались в селе, и я снова разыскал этого деда. Он сидел, задумавшись, на ступеньках чудом уцелевшего крыльца и курил самокрутку.

— О чем задумался, отец? – окликнул я его.

Он посмотрел на меня из-под густых бровей.

— Молод еще стариковские думы ведать.

Откуда-то вынырнула девушка и накинула деду на плечи стеганку.

— Дочь? – опять спросил я.

— Две их у меня. Вместе со мной партизанили.

— А вы что делали в отряде? – поинтересовался я.

— Известное дело, что, — нехотя ответил старик. – Кашу варил.

Из-за спины старого партизана послышался девичий смех.

Признаться, я немного разочаровался, когда узнал, что дед был кашеваром в партизанском отряде.

Так и кончился наш разговор с Никифором Терентьевичем Рыдлевским.

…Прошло 35 лет. И вот мы сидим с Зинаидой Никифоровной Рыдлевской в ее доме в деревне Кричино, где она теперь живет. Вспоминаем ту короткую нашу встречу. На столе лежит фотография партизанской семьи. Я привез ее Зинаиде на память. С горечью узнаю, что Никифора Терентьевича уже нет в живых. Зина говорит:

— Помните, папа сказал, что кашу варил, пошутил он тогда. В разведку ходил, а потом был ординарцем у заместителя командира нашей партизанской бригады…»

 


© 2017 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо