Музей Российской ФотографииКоллекцияРусская фотография XX-XXI векХ → Хомзор (Хомутов) Георгий

??????1

Хомзор (Хомутов) Георгий Маркович (1914-1990).

Родился 14 апреля 1914, в с. Ивашки Харьковской обл. С 1930 г. жил в Москве. С 1938 г. - фотокорреспондент «Известия». Во время войны работал ретушёром в «Красной Звезде». Отретушировав фотографию, он подписывал: "Хом. 30 р." - то есть, сделал Хомутов, причитается тридцать рублей. Вскоре его прозвали Хомзор. Именно под этим именем он стал известным, практически легендарным военным фотокорреспондентом.

С 1959 года майор Хомзор снова в «Известиях», дошел до должности заведующего отделом. Награжден орденами и медалями СССР.

Умер в 1990 году, похоронен на Ваганьковском кладбище.

 

"В эти дни на страницах газеты появились снимки нашего нового фоторепортера Георгия Хомзора. Одно время он работал в «Красной звезде» ретушером, затем перекочевал в «Известия», но вскоре был уволен.

Gomel_tanks1
Немецкие эшелоны с танками и самоходными орудиями, захваченные советскими частями в районе Гомеля —
фотография спец. фотокорр. газеты «Красная звезда»  ст. лейтенанта Георгия Марковича Хомзора

Ныне причины его увольнения вызывают улыбку и веселые реплики, а тогда...

В тот злополучный для Хомзора день, 28 сентября 1939 года, в редакции ждали документы о заключении германо-советского договора. Хомзор приготовил карту-схему, на которой оставалось нанести только линию «границы между обоюдными государственными интересами» (как это было обозначено в договоре), и ждал. Документы пришли с опозданием. Хомзор быстро провел по карте черту, и на следующий день карта появилась в «Известиях». А через несколько дней германский посол прислал в Наркомат иностранных дел СССР протест: на карте, опубликованной в газете, два селения — Остроленко и Кристоноль — почему-то оказались на советской стороне.

Стали разбираться. Выяснилось, что в документах, полученных редакцией, эти населенные пункты действительно находились на германской стороне, но их названия воспроизводились на нашей стороне. И Хомзор, чтобы устранить эту «несообразность», перенес две точки, обозначавшие Остроленко и Кристополь, на нашу сторону.

Не знаю, что ответили послу, но сразу же последовал приказ об увольнении Хомзора. Тогдашний главный редактор «Известий» Я. Г. Селих позже рассказывал, что, когда доложили Сталину о случившемся, он ничего не сказал, только улыбнулся. Это, объяснил Селих, и спасло Хомзора от еще больших неприятностей.

А когда в январе сорок второго года Хомзор закончил военно-политическое училище, мы вытребовали старого краснозвездовца в нашу газету.

Gomel_after_liberation1
В освобожденном Гомеле — фотография спец. фотокорр. газеты «Красная звезда»  ст. лейтенанта Георгия Марковича Хомзора

Вспоминая его работы, не могу не рассказать об одном любопытном эпизоде.

Отправили мы Хомзора на Калининский фронт. Когда он находился в одном из соединений, сюда приехал командующий фронтом И. С. Конев. Хомзор встревожился. Кто-то ему сказал, что комфронта не терпит, когда на него наставляют фотообъектив. Очевидно, пошутили, но наш спецкор спрятал «лейку». А Конев беседует с бойцами, вручает ордена и медали. Может ли настоящий фоторепортер стоять рядом и безучастно смотреть, как пропадают такие выигрышные кадры? Он вытащил «лейку» и стал щелкать.

— Вы кто? — спросил генерал.

Хомзор назвал себя. Ничего не сказал Конев. А на второй день фотокорреспондента срочно разыскали. Его вызывал к себе командующий фронтом.

Ни жив ни мертв примчался Хомзор на КП фронта. Думал, все та же история: нелюбовь генерала к «лейке». А Конев пригласил его сесть и спросил:

— Давно у нас?

— Месяца два.

— Что же не являетесь? Вчера снимали? Получилось что-нибудь? Можете показать?

Хомзор помчался в Москву. За день и ночь отпечатал с полсотни снимков — старых и новых, — сделанных в войсках Конева. А на второй день был уже в блиндаже комфронта и показал ему фотографии. Генерал удивился: «Когда успели?» Он внимательно рассматривал каждый снимок:

— Это хорошо. Это здорово.

Отобрал несколько снимков и повесил у себя на стенке. А потом как бы невзначай спросил корреспондента:

— А как вы передвигаетесь?

— На попутных.

— Вот что, — сказал Конев, — машина у нас не проблема. — Вызвал адъютанта и распорядился выделить для Хомзора из резерва автобатальона «эмку». На этой машине Хомзор и колесил по фронту. А ордер на «эмку» за № 101 он до сих пор хранит у себя как своего рода сувенир военного времени.

Эта встреча Хомзора с Коневым имела продолжение в самом конце войны. В Центральном архиве Министерства обороны я ознакомился с наградным листом, заполненным Политуправлением 1-го Украинского фронта на Хомзора. Его представляли к награде орденом Отечественной войны II степени. На этом листе есть поправка, сделанная рукой Конева: вместо слов «Отечественной войны II степени» — «орден Красного Знамени». Награда для фоторепортеров редкая.

Конечно, такую высокую оценку Хомзор получил не только за калининские снимки, а за свой мужественный труд в годы войны. Об этом маршал прочитал в наградном листе, да и сам видел в «Красной звезде» снимки Хомзора".

Автор неизвестен

 

 

 


© 2017 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо