Музей Российской ФотографииКоллекцияРусская фотография XX-XXI векХ → Хлебников Александр

portret

АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ ХЛЕБНИКОВ

Известный фотохудожник Александр Владимирович Хлебников (1897-1979) родился 10 октября 1897 г. в Новочеркасске. Там же закончил гимназию. В фотографию пришел в 1920-е годы.Среди первых учителей Хлебникова – видные фотохудожники 20-х годов А.Д. Гринберг, И.А. Бохонов, В.И. Пудовкин. Они не только делятся обширными знаниями в области фотографической техники, но и развивают в Хлебникове возможности использования в фотографии изобразительных средств. Поэтому, наверное, он и выбирает фотографию, а не кино: «Она дает больше свободы для индивидуализации».Любовь к профессии, настоящая исследовательская работа, требовательность к себе и стремление к завершенности в фотографии помогают Александру Владимировичу добиться значительных успехов и признания в фотографических кругах, несмотря на то что занимается он совсем непопулярной в то время прикладной фотографией.

С 1926 года Хлебников работает в фотокабинете Государственной академии художественных наук под руководством Б. Подлузского. Высокие требования Подлузского к качеству репродукционной техники заставляют Хлебникова искать новые решения не только в этой области, но и выходить за ее пределы.

«На конкурсе «Объекты движения» А. В. Хлебников удостоен Диплома II степени. В 1927 году работы, сделанные Александром Владимировичем в Государственном историческом музее, премируются наградой I степени на выставке «Советская фотография за 10 лет» как «образцы первоклассной репродукционной техники»» .

В 30-е годы Хлебников  участвует в Международных выставках в Лейпциге, Вене, Стокгольме, Варшаве. Александр Владимирович – непревзойденный мастер факсимильной репродукции. О его работах в этой области академик И.Э. Грабарь писал: «Ознакомившись с фотографиями рублевских произведений, исполненными в Загорске фотографом-художником Исторического музея А.В. Хлебниковым, нахожу, что по их художественному и техническому совершенству они находятся на столь высоком уровне, что превосходят все, что мне приходилось видеть до сих пор в области воспроизведения фотографическим путем памятников древнерусской живописи. Они полностью передают все оттенки рублевской живописи».1

Своим мастерством фиксации сложнейших художественных объектов, которые одновременно предстают как  художественно законченные  произведения, Александр Владимирович содействует утверждению фотографии как эффектного способа научного музейного исследования.  Ведь его работы не только доставляют художественное наслаждение, но и позволяют знатокам музейного дела определять наслоения эпох, даты и методы реставрации.

Немалое место в творчестве А.В. Хлебникова занимает съемка памятников архитектуры. На Всесоюзной выставке фотоискусства 1937 года он демонстрирует серию фотографий древнего зодчества Самарканда и Бухары. В этих произведениях нет броских световых эффектов, каких-либо неожиданных ракурсов. Работы привлекают зрителя благородной простотой, образностью. В дальнейшем эта коллекция пополнилась фотографиями памятников древнерусского зодчества Сергиевого Посада, Переславля-Залесского и др.

К довоенным годам относится дружба Хлебникова с Александром Родченко.

Во время Великой Отечественной войны Александр Владимирович служит в санитарном батальоне. Не расставаясь с фотокамерой, он делает серию снимков по отправке раненых с фронта в тыл. По его снимкам ранений врачи и хирурги более точно ставят диагноз.

С 1945 по 1957 годы Александр Владимирович – в штате Исторического музея Москвы, хотя начал сотрудничать с музеем гораздо раньше. По его инициативе после I съезда музейных работников введены лекции «Фотография в музейном деле».  Он читает их на Высших музейных курсах и в Музее Революции СССР. Хлебникова увлекает исследовательская работа. Он не только снимает экспонаты Исторического музея, но и помогает научным сотрудникам восстанавливать почти утерянные изображения.

Технику съемки и печати Александр Владимирович доводит до совершенства. «Документальная точность фиксации, необходимая в музейной съемке, органически сочеталась в его работах с выявлением художественных достоинств предмета. Умея подчеркнуть в своих снимках элегантную красоту одних вещей или скромную бытовую теплоту других, он сотрудничал с художниками рекламы. Такие работы в самом точном смысле были произведениями искусства, потому что предметы в них с помощью его фотографического языка, богатого и многообразного, получали точную образную характеристику, выявляли свойственные им стилевые, пластические, фактурные качества.

Натюрморты Хлебникова всегда эмоциональны вопреки статичности «мертвой» натуры. Художественный акцент мог быть сделан на тоне (таково светлое «Молоко»), на пластике круглящихся форм («Диетические яйца»), на ноздреватой фактуре («Хлеб») или на текучем никелевом блеске и холодном конструктивном изяществе страшноватых врачебных орудий («Медицинские инструменты»). Композиция этих четко деловых снимков лаконична, предметов в натюрмортах немного, каждый из них точно играет свою роль и ясно соотнесен с другими. Чуткий к качествам материала, Хлебников виртуозно фотографировал стекло. Убирал случайные блики, давал ощутить хрупкую пластику пустотелой прозрачной формы, кристаллическую четкость граней, играющий на просвет узор на округлой поверхности сосуда».2

Принцип творчества А. Хлебникова в том, что к любому объекту съемки он подходит с взволнованностью художника. Все должно быть тщательным образом продумано: подбор негативного материала, расположение объекта съемки по отношению к источнику света (это может быть и дневной свет), выбор проявителя, режим обработки – вся «технология» направлена на то, чтобы получить безукоризненный негатив как основу будущего произведения.

Работая в области промышленной графики и рекламы, Александр Владимирович часто использует фотограммы, полученные без камеры, фотомонтаж и фотографику, когда сознательно уничтожаются полутона и оставляются только абсолютно черные и лишенные деталей света тени. В статье для журнала «Советское фото» он пишет:

«Работа над фотограммой подкупает своей простотой и требует минимальной затраты времени. Лучшие результаты дает использование прозрачных и полупрозрачных предметов, но во многих случаях бывает интересно применение и совсем непрозрачных вещей. Техника получения фотограммы проста – при лабораторном освещении на лист обычной фотобумаги укладывают один или несколько предметов в соответствующей композиции. Затем их освещают под увеличителем или общим источником света, после чего бумагу проявляют как обычно. Источник света, его ориентация и, конечно, время экспозиции играют решающую роль. Тут нужна практика, нужно «набить руку». Обязательно приходится делать предварительные пробы на небольших листах бумаги. Окончательный результат заранее предугадать очень трудно – столько неожиданных эффектов и сюрпризов дают эти отпечатки…

При создании панно «Осень» был применен более сложный прием, требующий большой затраты времени. Фон, передающий в условной манере поверхность березового ствола, сделан фотограммой, напечатанной не в полную силу. В качестве оригинала использован лист черной бумаги с вырезами. Затем с обычного, но контрастного негатива впечатана ветка, и только после этого отпечаток проявлен.

Введение цвета потребовало очень тщательной работы – не подлежащие тонированию части готового отпечатка покрыты точно по контуру листьев спиртовым лаком (вместо него можно применять и резиновый клей). Когда лак или клей высохнет, в тонирующую ванну погружают весь отпечаток. После тонирования лак или клей снимают, отпечаток промывают в воде. Для тонирования применяют азотнокислый уранил, дающий очень близкие к натуральным «осенние» тона.

Может возникнуть закономерный вопрос о назначении подобных работ. Они с успехом используются как декоративные вклейки в журналах, как обложки, суперобложки и форзацы при оформлении книг. Если свернуть такой отпечаток в форме цилиндра или усеченного конуса, получится интересный и красивый абажур для торшера и настольной лампы. Наконец, его можно просто повесить на стену как картины и эстампы – это украсит интерьер жилой комнаты. Один инженер, выступавший на обсуждении нашей выставки, сказал, что у него сохранилось бы на целый день хорошее настроение, если бы, проснувшись, он увидел у себя в комнате такое панно.Мой искренний совет фотолюбителям – не игнорируйте этот простой и увлекательный вид фотографии».3

Александр Владимирович – инициатор создания и первый председатель правления Московского фотоклуба «Новатор»: 1 декабря 1961 года проводится первое организационное собрание фотоклуба, в 1964 Хлебников организует секцию фотографического натюрморта, разрабатывая программу её работы.

Скончался А.В. Хлебников 5 июля 1979 г. Прах его покоится в Москве, на Ваганьковском кладбище.

Михаил Дашевский так отзывается об Александре Хлебникове: «Он – это целая школа художественной фотографии. Школа композиции. Школа натюрморта. Короче – школа фотоискусства... Что же создало Хлебникову безоговорочный авторитет? Личное обаяние, доброжелательность, эрудиция? Да, но не только это. Александр Владимирович прежде всего – мастер. Он все может и все знает».

1 Александр Владимирович Хлебников. / Анатолий Болдин. - М.: фотоклуб «Новатор», 2002.- 32с.

2 Александр Владимирович Хлебников. / Мастер. Ю. Герчук - М.: фотоклуб «Новатор», 2002.- 32с.

3 Хлебников А.В. Декоративный снимок и его исполнение. // «Советское фото», №3, 1967

 


© 2017 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо