Владимир Немухин. Третьяковка

Еще до войны отец впервые повел меня в Третьяковскую галерею. А до этого много рассказывал о картине Репина «Иван Грозный убивает своего сына». Он так ярко все рассказывал, что, когда я подошел к этой картине и увидел вывороченный глаз царя и его сына с кровавым пятном на виске, мне стало плохо и я потерял сознание. Больше я в Третьяковку тогда не ходил, а в 42-м году, когда уже стал работать, решил стать художником. Я вам не могу ответить почему — меня влекла какая-то неведомая сила. Не было ни красок, ни кисточек. Я из своих волос делал кис­точки. Отрежу кусок, к палочке примотаю. А краски выменивал на хлеб.