Владимир Немухин. Прилуки

Те, кто сюда приезжал, отсюда уже не уезжал. Поэтому в результате здесь образовался прилукский Барбизон неофициального искусства. Здесь жили Вечтомов, Рабин, Свешников. Плавинский тут снимал жилье. Мастеркова, когда тут появилась, уже ничего другого не хотела знать. Просто деревня Прилуки.

Здесь раньше был огромный пляж. Мой приятель художник Харитонов мне говорит: «Володь, ты меня отвези в свою деревню-то». И когда мы с ним приехали и пошли на Оку, он замечательно сказал: «Володь, ты вот весь из этого песка вышел». Это было абсолютно точно. То есть пляж, Ока — вот это состояние было моей живописной школой. Здесь не бывает таких контрастов, которые бывают в Сибири, скажем, или в другой полосе России. И я для себя решил, что существую, конечно, на земле, у меня всегда есть, в отличие от Малевича, горизонт. У него горизонта нет, хотя некоторые критики со мной не согласятся. Тот же Вася Ракитин считал, что у Малевича был горизонт, что он вышел как бы из появления крестов из-за горизонта, но это чисто мистическое видение Малевича. У меня есть горизонт, есть небо. Есть верх и низ, я существую между ними.