Елизавета Александрова. Интервью

Автор рассказывает:

"Я родилась в Ленинграде в 1930 г. Мои родители были художниками, и я с малых лет прикоснулась к искусству: Эрмитаж, Русский музей, музыка и выставки, выставки, много выставок…

Родители отдали меня в среднюю художественную школу при Академии художеств в подготовительный класс к К.М. Лепилову, которому была уготована страшная смерть в блокадном Ленинграде. Война не созидает, но всегда разрушает. Не обошла стороной и меня: на моих руках умерли от голода мои самые близкие, самые родные, самые любимые…

В 1944 г. возвращается из эвакуации Академия художеств, с ней вместе и средняя художественная школа. Трудно было мне попасть в ритм школы. Я с трудом понимала, что от меня хотят, и едва успевала на тройки. Затем последовало поступление в Академию Художеств. Преподаватели были тогда строго академического направления; например Л.Ф.Овсянников – ученик Чистякова. Он очень много дал мне в области рисунка. Спасибо ему.

Но в академическом обучении меня многое не устраивало: цвет, пространство, зависимость от пространства. Чтобы избежать всего этого, я обратилась к линейной форме рисунка, хотя, в то же время, я четко понимала, что без пространства не существует искусства. Я путалась, искала, спотыкалась, падала, снова поднималась…

И неожиданно для меня происходит великое событие: я знакомлюсь с В.В.Стерлиговым!

Все, что я искала, я нашла в его учении. Он повел нас, учеников, по ступенькам школы К. Малевича, учеником которого являлся сам. Мы шли от импрессионизма к Сезанну, затем к кубизму по всем его стадиям. Далее: «Чаша-купол», - увиденная и прочтенная им в природе – форма, ведущая к духовному восприятию.

В.В. Стерлигов не представлял себе искусства без Бога. К сожалению, я поняла это только потом: чистота, совесть, честность – это и есть действие Бога в нас.

Все личное, наносное искажает художественное произведение. Мы – это материя и пришли сюда, не для того чтобы умножать материю, но чтобы придать ей форму.

Искусство должно быть рожденным, несотворенным, - идущим от сердца, от чувства, от интуиции. Из семи форм надо делать пять, из пяти – три, оставшееся выстраивается в систему.

А самое главное: каждое утро – убивать в себе академиста. И рисовать не шкатулку, но проблему – как тому учил нас Владимир Васильевич Стерлигов."

Елизавета Александрова

(«Династия Александровых». - Великий Новгород. 2013 г.)