Ирина Карасик о Елизавете Александровой

Елизавета Александрова не только варьирует знакомые сюжеты («Троица», «Сретенье», «Распятие»), превращая их из события в состояние, но создает свою собственную устойчивую иконографию («Дух и стихия», «Дневной крест», «Ночной крест»), насыщая символикой геометрическую форму. Александрову интересует не явление как таковое, но жизнь духа, ищущего истину. Драма, трагедия, экстаз, просветленный покой – все эти настроения равно подвластны художнику. Ее темпераментная, горячая, импульсивная живопись словно рождается на наших глазах, воссоздавая атмосферу творения мира, свидетелем которого ощущает себя художник.

Ирина Карасик

Пространство Стерлигова. серия «Авангард на Неве» СПб 2001 с. 102-103