Музей искусств XX-XXI вв.ВыставкиОрганика в 20-21 веке. Беседы → Беседы 0/3

?3

Органика и геометрия природы Стерлигова.

Казалось бы мы  говорим о пластике, о структуре пластической, а на самом деле мы говорим о генетике, о человеческой клетке, об организме, об универсальном коде. Малевич в письме к Лисицкому писал, что мой отдел называется «Лаборатория вирусологии». Он занимался проблемой вирусологии. Как попадает прибавочный элемент, как он меняет всю структуру. Для Владимира Васильевича прибавочным элементом стала кривая. Кривая, которая объединяет реальность, объединяет культуру, объединяет жизнь. Это трудное уловимое состояния, потому что она строится на состоянии глубокой сосредоточенности, на состоянии присутствия. Личность художника должна присутствовать в этом мире. Как это происходит? Это уже загадка, какая-то тайна. Когда читалось о его тексте «Белое на белом» - это полное растворение в реальности и одновременно без потери своей личности. В 51 году Рашен Берг делает белые работы, а Малевич глядя на это в 52 году открывает свои 4.33 – это тема молчания. А Малевич в 20-х годах говорит: «Цель музыки – молчание». Это состояние сосредоточенности и связи пластической и физической, духовной связи с этим сущим. Как соединится с сущим. Мы оторваны все, отчуждены. Но есть наше состояние озарения, когда мы присутствует в этом мире, когда мы с ним соединяемся. Это удивительное состояние.

И сегодня, может быть, наука начинает этим заниматься. Я недавно читал работу, где разрабатывалась проблема мнимости геометрии отца Павла Флоренского. Потому что геометрия, о которой мы говорим сегодня, геометрия Стерлигова – это тоже какая-то уникальная геометрия, которая выстраивается за счет личности, он там присутствует, он не просто это фиксирует (он человек пластический, художественный), он реально там присутствует, он реально переживает эти миры, где осуществляется связь между нашим миром, миром действительным, миром ангелическим, миром космоса.

Это мнимости геометрии у Флоренского сегодня стали неким феноменом в современной науки, в современной математической мысли. Что происходит? Наше число действительное 1,2,3 или между ними пространство, между числами. Все описывается числом. Но есть мнимые числа – корень квадратный из минус единицы, тут непонятно, где их смысл.  А сегодня становится неким пространством состояния. Оказывается, что в этом мире мнимых чисел существует определенная геодезия, определенная траектория. Где можно продвигаться со сверхсветовыми скоростями. Я думаю, что Владимир Стерлигов ощутил именно это – передвижение со сверхсветовыми состояниями, которое невозможно никак обозначить, но художник может это уловить. Невозможно это проанализировать и, опять-таки, художник в своей работе в момент сосредоточенности может уловить. И оказывается это передвижением со сверхсветовыми состояниями, скоростями, там не происходит потеря телесного. Телесное сохраняет свой образ. Он не должен превратиться в чисто идеальное. Может реально физически передвигаться. Это проблема воскресения, воскресения душ, которая является абсолютно реальной проблемой. Это великое дотрагивание, он дотронулся до этой точки Владимир Васильевич и сумел эту точку передать своим ученикам. Когда Пикассо и Брак занимались кубизмом, они выстраивали эту кубистическую линию, они строили некое кубистическое дерево, оно рождалось изнутри. Причем все эти проб ошибок, переставление частей тела, они нашли внутреннее состояние роста, когда из семечки вырастает дерево. Это уловил Малевич. Он сумел в своих состояниях и методиках «Прибавочный элемент» установить, как выращивается это дерево, внутреннее состояние жизни, самой жизни. Жизнь обладает своей структурой, конструкцией. Удивительно, что этим занимаются эти замечательные люди, которые рядом со мной. Они могут научить и понять.

Когда Вячеслав Фомич Колейчук сказал об этой кривой и сказал, как кривая обладает формой, где возникает внутреннее состояние, внешнее состояние этой кривой  и возникает свет и тень. Это выстраивание света и тени, темного и белого. Геннадий Зубков учит простых людей, приходят к нему, которые казалось бы этого не знают, но ощущая этот метод, они начинают выстраивать внутреннее строение самой жизни. Что это такое? Не понятно: биология ли  это, физиология, анатомия нашей реальности? Это тайна какая-то. Удивительно, что начинается свето-тень и начинает все расти.

С другой стороны я знаю, что после кубистических форм практически никто не смог это повторить. Стали рисовать как картинку, внешнюю картинку, внутреннее настроение исчезло. Были также крупные мастера, но они срисовывали Пикассо и Брака. У нас художник Игорь Макаревич, он рисует картинку и не выстраивает изнутри, а здесь законченная методология. Удивительно, как с простого зернышка начинает выстраиваться сама жизнь.

Что же такое органика? Органика – это подлинность присутствия человека в жизни, подлинность. Когда он ощущает эту реальность, как продолжение своего собственного тела, когда его тело аналитически начинает вползать в эту ткань самой жизни. Это тайна.

Вчера я видел британский фильм ВВС «О растениях». Там описывается ситуация, когда эвкалипт бывает поражен тлей и когда тля начинает прокалывать саму ткань тела этого эвкалипта, то в этой ткани возникает  запах и у него настолько сильная энергия, что вокруг все эвкалиптовые растения начинают испускать запах раненого эвкалипта. На этот запах приходят божьи коровки, они обожают этот запах и приходят на него, обнаруживают там тлю и начинают уничтожать врагов эвкалипта. Откуда эвкалипт, испуская запах, знает, что к нему придут божьи коровки? Что это такое? Это и есть органика. Эвкалипт связан с божьей коровкой, растение связано с этим насекомым. Каким образом? Не известно, каким образом. Некая программа задана. И удивительно то, что человек может проникнуть в этот высший план. Это удивительно, что можно создать еще методику. Методика – это освобождение от наших ненужных связей с реальностью, с нашими неправильными обязанностями, с нашим неправильным поведением. Органика – это правильное органическое поведение, органическое существование, когда все становится единым, неотделимым. Когда не можешь нарушить этот мир, когда ощущаешь, что его боль – это  такая же боль к тебе, что ты с ней соотнесен. Твоя любовь там же отзывается этой любовью. Эти вещи достаточно стандартные стали, но преодоление этой стандартности становится поводом для существования. Художники, которые сидят от меня слева и справа, обладают этой возможностью. Такое чудо.

А по поводу органической культуры. Культура – это тоже все мерцает. В 22 году Гершензон и Вячеслав Иванов спорили о культуре, насколько культуру можно спасти в нашей реальности. Гершензон выступал против культуры как бы, за жизнь. Где же эта граница между культурой и жизнью? Можно уйти и в культуру, можно уйти и в жизнь. Это равновесие между культурой и жизнью, органическое равновесие между культурой и жизнью. Где проходит эта кривая Стерлигова. Здесь какая-то рана возникает и относительно этой раны мы начинаем переживать границы культуры и состояния самой жизни. Это есть то чудо, которое мы с вами никогда не поймем, потому что это выше нас, но нам это дали. Нам дали это осознавать. Но откуда это пришло? Это пришло свыше. Пришло сверхличного состояния нашего, в этот момент мы обретаем сверхличное состояние.

И поэтому я могу опять низко поклониться за эту возможность, за то, что здесь существует Музей органической культуры, который возникал, который был уничтожен. Тем не менее, он существует, он существует в реальности, в подлинности, он существует в своих свидетельствах и не только в свидетельствах, он существует в живом присутствии сегодня всех людей здесь. Вы и есть эта органика, потому что вы существуете в этом чудном месте, которое дает нам возможность пережить снова состояние органики.

Виталий Пацюков

о В.В.Стерлигове. Презентация книги В.Мартынова.

Алексей Юдин и Владимир Мартынов




© 2015 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо