Музей искусств XX-XXI вв.КоллекцияХудожники Органического Движения в Сфере Земли.К → Кожин Александр

Кожин Александр Федосеевич

Алла Васильевна Повелихина и Александр Кожин

Алла Васильевна Повелихина и Александр Кожин в МОК

Автор рассказывает...

Очень сильное и дорогое впечатление  в моей жизни - время встреч и занятий с Владимиром Васильевичем Стерлиговым. Всё было необычно, свежо, странно, и так не похоже на институт, в котором я учился! У Стерлигова был другой уровень понимания искусства, другие авторитеты и знание современного искусства, другая, глубокая культура. После общения со Стерлиговым не было желания поиска ещё каких-либо встреч, знакомств, так было интересно, такое было ощущение полноты, плотности жизни. Занятия проходили и на природе (рисовали «в канавках», как говорил Владимир Васильевич), и у него дома, и в мастерской Татьяны Николаевны.

Иногда проходил разбор работ. Мы раскладывали их на полу, и возникал страшно интересный, не всегда понятный разговор, но этот анализ сделанного, рассуждения Владимира Васильевича формировали нас, его учеников, подвигали к пониманию глубоких основ живописи. Думаю, что это было главным. Я не помню методически жёсткого течения занятий. Важные темы постоянно присутствовали при разборе Стерлигова, и мы, его ученики, постепенно их усваивали. Но и конкретные задания были очень интересными: например, задание «на дополнительность». Нужно было взять два цвета, красный и зелёный, и с максимальной цветовой интенсивностью «встретить» их, найдя им форму, количество и качество, и это оказалось совсем непростым делом. Или задание «на межпредметное пространство», когда два предмета образуют форму, которую нужно нарисовать в свою очередь, как предмет. Делали копии (карандашом) с работ Пикассо (Хорта де Эбро и др.). Задания «на супрематическую поверхность» - рисовали разной твёрдости карандашами «супрематическое безвесие».

Я начал задумываться о «касании», «делении», о цветовых безднах», «структуре», «ритме», «отношениях», как о вещах, имеющих абсолютное значение в живописи, а не вспомогательное. Оказалось, это ее важные составляющие, внутренняя механика. Но всё же главное, что делает живопись цельной и живой - духовная наполненность. Это - главная сила творчества Стерлигова!

Нас, учеников Владимира Васильевича, объединяет «проблема» пространства, и, надеюсь, что своими работами я пытаюсь решить эту задачу.

«У каждого своя история искусств», - говорил Стерлигов. Я пришёл к нему со своей, где было много впечатлений, имён художников, обрывков чьих-то мудрых мыслей, переживаний... Настоящая «каша». И я благодарен Стерлигову за то, что он задал направление, помог мне в чём-то разобраться,  утвердиться, и не только в искусстве... Я делился с ним житейскими вопросами и личными проблемами. По сути, он был для меня духовником.

Ещё хотелось бы сказать об абсолютном бескорыстии Владимира Васильевича, о том, как он радовался чужим успехам, как он собрал нас, учеников, и наполнил смыслом, интересом и ощущением высокого наши встречи. Светлая ему память!

Александр Кожин

Из интервью МОК

 

Very strong and valuable experience in my life were the meetings and lessons with Vladimir Vasilyevich Sterligov. Everything was unusual, freshly, strange, and so unlike the institute where I was studying! Sterligov had a different level of art understanding, other authorities and knowledge of contemporary art, another very deep culture. After communication with Sterligov there was no desire of looking  for any other meetings, acquaintances, so interesting it was, there was a feeling of fullness, density of life. Classes were held on the nature (pictured «in the grooves,» as Vladimir Vasilyevich used to say), at his home, and in the studio of Tatiana Nikolaevna.

Sometimes it took place work analysis. We laid them on the floor, and it was terribly interesting, not always understandable conversation, but this analysis of what had been done, the arguments of Vladimir Vasilyevich formed us, his students, and moved us to a deeper understanding of the bases of painting. I think that this was the main thing. I do not remember methodically hard training course. Important topics were constantly present in the Sterligov’s analysis, and we, his students, step by step, accumulated them. But concrete tasks were also very interesting: for example, the task for «complementary colours».We had to take two colours, red and green, and with the maximum colour intensity «meet» them by finding for them form, quantity and quality, and it was quite difficult. Or the task «on the interobject space» when two objects formed the shape you in your turn should draw as an object.  Also we made copies (in pencil) of works by Picasso (Horta de Ebro, etc.) Then the tasks «on Suprematist surface…» – we drew by pencils of  different hardness «Suprematist weightlessness».

I have started to think about the «touch», «division» , «the color depths», «structure», «rhythm», «relationship», as about the things that had absolute value in the painting rather than secondary. It turned out to be its important components, internal mechanics. Yet the main thing that made the painting to be integral and alive - spiritual fullness. This is the main strength of Sterligov’s creations!

We, the students of Vladimir Vasilyevich, are united by the problem of  space, and I hope that in my works I am trying to solve this problem.

«Each person has its own art history», - said Sterligov. I came to him with my own, where there was a lot of impressions, names of artists, scraps of someone wise thoughts, feelings ... Such a porridge. And I am grateful to Sterligov for the fact that he set the direction, helped me to understand something, to establish myself, and not only in art ... I shared with him everyday matters and personal problems. In fact, he was my spiritual father.

More over I would like to say about the absolute unselfishness of Vladimir Vasilyevich, how he was glad of someone else's success, he gathered us, his students, and filled our meetings with meaning, interest and sense of  high Spirit. The light memory to him!

Alexander Kozhin

From the interview in MOC

 

Александр Кожин. Биография

О встрече с В. В. Стерлиговым вспоминает Александр Кожин

Ирина Карасик об Александре Кожине

 




© 2017 Музей Органической Культуры/Музей Российской Фотографии/Музей Традиции
при полном или частичном использовании материалов ссылка
на правообладателей обязательна - лицензия
© Arina Lin

Друзья музея


Музеи Коломны
Радио Благо